Два бедствия в школе наездников.

Размер шрифта: - +

Глава 1.

- Максим, Маргарита! – крик разнесся по коридору нашего дома, отразился от стен и заставил зажать руками уши.

Гневно сверкнула глазами в сторону вальяжно развалившегося брата в моем кресле у окна, на что он только пожал плечами. А крик нашей «мамочки» все приближался к двери.

- Макс, что ты успел натворить?! – зашипела на брата разъяренной кошкой.

- Да ничего такого! – возмутился брат, не отрывая глаз от своего планшета. – Рит, ну хоть ты не начинай! Сейчас наша многоуважаемая маман все сама расскажет в красках.

О да, вторая жена отца эта может. Она закатывает истерики по любому поводу, начиная от нечаянно пролитого чая на белоснежную скатерть и кончая, да даже не знаю чем, у нее воображение богатое, и виноваты мы или нет, не важно.

Дверь отворилась с грохотом и в мою комнату вплыла высокая стройная блондинка, о таких говорят: «ноги от ушей.» Обвела нас своими серыми и ледяными глазами, брезгливо сморщила свой напудренный нос и качая попой, вплыла в комнату.

- Это перешло все границы! Ты позоришь нашу семью, - ткнула она наманикюреным пальцем в братца. – Мои уважаемые подружки не знали куда деть глаза! – братец только фыркнул и уткнулся назад в планшет.

- И что я такого сделал? – невозмутимо поинтересовался он.

- Ты привел очередную ш... девушку в дом, а ушла она только утром! – от ее визга у меня заложило уши.

- Она не ш..., а мастер каратэ и мой друг! – отшвырнул он от себя ни в чем не повинную технику, и она вдребезги разлетелась, ударяясь об стенку, на что он только раздраженно передернул плечами. – И это и мой дом, поэтому вожу в него того, кого хочу! И не тебе указывать мне! – скандал все набирал обороты и тоскливо посмотрела в нотную тетрадь и отложила скрипку.

- Да как ты смеешь? Я этого так не оставлю! – как всегда угрозы.

Мы проследили за ее стремительным бегством из комнаты, громко хлопнула дверь, а я подошла к братцу, гневно сжимающим свои кулаки. Если я не ошибаюсь, вчера в гостях была подруга детства, Ленка.

Они с братом вместе ходили на каратэ и так же вместе защищали квалификацию «мастер», и получили четвертую степень или как у них говорится: четвертый дан. Я так же ходила на каратэ с ними, но до их уровня так и не дотянула, так и осталась с коричневым поясом с двумя нашивками. Тоже неплохо, но все же.

- Макс, - позвала брата, стоя за его спиной.

- Не сейчас Рит!

Он пытался взять себя в руки, но у него плохо это выходило. С мачехой мы так и не поладили. Они с отцом женаты уже пять лет, нам тогда было по пятнадцать, подростковый возраст, сложное время. Она не стала даже пытаться вникнуть в наши проблемы. Да и зачем этой фифе они?

Отец же... Ему просто некогда. Успешный бизнесмен, который все время на работе. Мы с братом близнецы, только характеры разные. Как говориться, поделили все пополам. Я ко всему отношусь боле спокойно, он же слишком взрывной. Да и тяжело мы с ним пережили смерть матери.

Слишком внезапной она была. Умерла от рака, прямиком на работе. Никто даже не догадывался, что она больна. Да и никто даже не знал, что так бывает! Отец ушел с головой в работу, а мы остались предоставлены сами себе. Куча нянек и отсутствие родительской любви. Зато, мы стали полностью неразлучны, хоть и пристрастия разные.

- Максим, Маргарита. Вас отец зовет на обед, - позвала нас служанка на казнь, а по-другому и быть не может. Совместные обеды для нас подобны пытке. А после истерики нашей «матушки», ожидать что-то хорошее не стоит.

Макс взял меня за руку и ободряюще улыбнулся и повел меня вперед. Как всегда, заходил первым, чтоб если что вызвать весь гнев на себя. Отец посмотрел на нас прямым и холодным взглядом. Взгляд его синих глаз, как и у нас братом, показал, что стоит готовиться к худшему.

Макс взъерошил свой короткий ежик цвета кофе, у меня они темнее и длиннее, если так можно сравнить мои вьющиеся локоны до талии и его короткие, с выбритыми молниями на висках. Единственное, он носил длинную челку, чтоб скрывать свой шрам на щеке, полученный в уличной драке, что ни чуть его не портило, но брата не переубедишь.

- Я принял решение. Дети вы поживете пока у бабушки Светы!

- Но папа! – даже я не смогла сдержаться, это полный конец.

- Лето в самом разгаре, а затем Вы поступите в Оксфорд или еще куда-нибудь, пока не решил.

- Но это же за границей! – это уже не выдержал Максим.

- А чем это плохо?

Он правда не понимает? Мы же и так с ним не видимся! А значит еще пять лет будем в дали! А там он нас просто вышвырнет в жестокую реальность жизни!

- Папа, мы и здесь нормально учимся. Чем плохое русское образование?

- Дочь, я все уже решил, - отложил от себя столовые приборы, обвел нас с братом взглядом, после чего внутри меня все похолодело. – Ваши вещи уже собраны, вылет сегодня ночью.

В столовую вошли папины охранники и сообщили, что вещи погруженные и мы готовы выезжать. Вцепилась в руку брата и запаниковала. Моя бабушка живет в маленькой деревушке на Сибири.

- Все будет хорошо сестренка, - процедил брат сквозь зубы и посмотрел с презрением на торжествующую блондинку.

Он держался всю дорогу пока мы ехали до аэропорта, нам даже переодеться не дали. Не выпускал моей руки и в самолете, он был мрачнее тучи, и я его понимала. Нас словно преступников погрузили с охраной и с охраной довезли с аэропорта на машине к деревенской глуши. Я даже не заметила самого пути, а ехали мы не один час на машине.

- Лаптевка, - прочитала полушепотом я, название деревни, где пройдет наша ссылка.

- Зато увидим наконец, как выглядит бабушка по материнской линии, - слабое утешение, но брат прав, бабушку мы не видели ни при жизни матери, ни тем более после ее смерти.

Лаптевка состоит из двух улиц: Центральной и Заречной. Разделяет их речка... или скорее болото. Я с ужасом наблюдала путешествие свиней прямиком по улице. Боже, куда нас привезли?

- Десять! – выдал брат и я повернулась к нему, не понимая к чему это. – Говорю десять свиней прошло только что! – важно кивнул он, а я готова была его стукнуть чем-нибудь тяжелым.

- Издеваешься?

- Нет! Убиваюсь! – и показательно приставил палец к виску и произвел шуточный выстрел.

Нас привели к старенькому зданию, от куда вышла пожилая женщина, поправляя на ходу платок, у нее тряслись руки и видно было как она волнуется.

- Дети, - тихо проговорила она, всматриваясь в наши лица. Макс поморщился, не любил он, когда к нему так обращались. В двадцать лет он считал себя уже мужчиной.

- Светлана Николаевна? – поинтересовался наш сопровождающий, она заторможено кивнула, не отрывая от нас взгляда. – Заносите вещи, - отдал приказ охране.

А мы так и стояли смотря друг на друга, не решаясь заговорить друг другом. Опомнились только, когда услышали, что машина, на которой мы приехали, уже уехала.

- Здравствуй... бабушка, - решилась я поприветствовать ее.

Женщина отмерла наконец и засуетилась, позвала в дом, где был накрыт стол. Чего там только не было: вареники со сметаной и пирожки, и еще что-то в горшочках.

Поели мы со вкусом и поблагодарив бабушку, разбрелись по комнатам, выползли со своего укрытия, только поздно вечером. В большой комнате у камина на кресло качалке сидела бабушка, перематывала клубки с нитками что-то тихо напевая под нос.

Мы непроизвольно прислушались к словам песни и подсели поближе, чтоб лучше слышать. Бабушка, не подымая глаз, улыбнулась нам и продолжила свое занятие.

В песне рассказывалось о богатой природе Сибири, о реках, которые имеют свой характер, о лесах с волшебной силой, о том, что даже воздух лечит. Мы так заслушались, что не заметила, как снаружи опустилась ночь, бабушка отложила свою пряжу и пожелав волшебной ночи, удалилась в свою комнату, а мы все продолжали сидеть и смотреть на пламя.

- Знаешь, а я ведь недавно читал о волшебной силе Сибирского леса, - задумчиво протянул мой брат.

- К чему ты это клонишь? – насторожилась я.

- Там говориться, что лес может помочь определится со своей судьбой, надо только захотеть!

- Бред все это! – попыталась отшутиться от него, но брат был серьезен. – Макс, что ты задумал?

- Пошли! – потянул он меня за руку, хватая на ходу бабушкин пуховый платок и накидывая мне на плечи, с полки взял фонарик, и мы вышли во двор.

- Макс, куда ты меня тянешь? Ночь на улице.

- Идем, - повторил он не отвечая.

Я смирилась, так как если он что-то надумал, убедить его не получиться. Через время мы прошли по шаткому деревянному мостику и устремились в лес, меня стала накрывать тревога. Путь в основном нам освещала полная луна, а мы все углублялись вглубь, я уже не знала где мы, так как совершено не знала местности.

- Пришли.

- Куда? – с отчаянием спросила у него.

- А не знаю, меня словно тянуло сюда, - пожал он плечами и огляделся.

- Сюда – это куда? – в моем голосе уже отчетливо слышалась паника.

- Не знаю, - растерянно пробормотал брат, притягивая меня ближе.

Вокруг нас засветился круг зеленым светом и по его полу, прям у нас под ногами, стали вспыхивать непонятные символы. Поднялся ветер и закружил вокруг нас листву, и тут луна зашла за тучу, погас свет фонарика, и мы ухнули куда-то в пустоту.

- Я убью тебя Макс, - прошипела я, сильнее цепляясь за брата.



Анна Щербина (Анютины Глазки)

Отредактировано: 16.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться