Два харалужных клинка (юность Путивоя)

Часть третья, главы 24, 25, 26, эпилог.

Глава 24

 

Слово не воробей, обратно под стреху1 не загонишь, ещё только обдумывая устройство протеза, я понял, что самонадеянно взялся за очень сложное дело. После того, как пара дней у меня ушла на тупое обдумывание различных способов крепления кузнечных клещей к будущей искусственной руке, я вдруг понял, что начинать надо с другого конца. Прежде всего необходимо изготовить сам протез.

На ровной дощечке я прочертил контуры стариковской культи и пририсовал к ней недостающие пальцы, затем, подгоняя по размеру обрезки кожи, стал шить перчатку, но вскоре понял, что опять делаю не то.

«Если вырезать из дерева точное подобие культи и всех пальцев, то подгонять, шить и собирать всё устройство по такому шаблону станет несравненно легче», - осенило меня.

Белота с большой неохотой выставил изувеченную руку мне на рассмотрение, и пока я работал ножом над липовой чурочкой, всё время донимал своим ворчанием. Зато, когда я натянул на деревянную культю кожаный чулок и стал собирать из вырезанных пальцев продолжение ладони, вдруг присмирел, стал заинтересованно посматривать за моими действиями и даже иногда давать дельные советы.

Для крепления пальцев и для усиления всего устройства понадобились упругие металлические пластины, и я несколько дней работал в кузнице. У старого мастера сохранился приличный запас различных по качеству металла заготовок и кусков железа, но всё равно мне пришлось ковать довольно много пробных пластин, прежде чем удалось добиться желаемого, чтобы после закалки они сохраняли заданную форму и не ломались при сгибании.

Услышав стук молота, ко мне потянулись селяне, несли на ремонт серпы, лопаты, ухваты и прочий инвентарь. Одним из первых пришёл староста, покрутившись вокруг и посмотрев на мою сноровку, остался доволен. Как оказалось, у него со старых времён сохранилось несколько мешков угля и криц2 железа, обещая свою помощь, Буслай уговорил меня взять в ученики своего старшего сына Юраса.

Парню шёл пятнадцатый год, учёба была в охотку, лукаво поблескивая такими же смышлёными, как у отца, глазами, он схватывал всё на лету и с каждым днём всё меньше путался под ногами, становясь настоящим помощником. Я был доволен, теперь, если задумка моя удастся, после нашего отъезда домой, Белота не останется в одиночестве.

Смага тоже не сидел сложа руки, он быстро ознакомился с жителями селения и у кого-то выпросил молодую пёструю собачонку с пушистым, загнутым кверху хвостом. Для Найды, так звали сучку, углежог построил во дворе тёплую будку, и отныне мы узнавали о появлении гостей по её звонкому лаю. В погожие дни он уходил с собакой в лес на охоту и частенько приносил домой белок, зайцев, куниц или какую птицу, снабжая нас свежатинкой.

За неделю до святок несколько дней стояла оттепель, а потом ударил мороз, и просевший подтаявший снег покрылся сверху плотной коркой. Воспользовавшись удачным моментом, за два дня мы со Смагой затропили по насту молодого лося и обеспечили себя мясом на всю зиму.

Праздники прошли незаметно. В отличие от друга, колядовать я не ходил, а всё свободное время увлечённо возился с протезом, разбирая, меняя и упрощая всю конструкцию. Довольно легко удалось придумать способ крепления механической перчатки на культе с помощью двух ремешков с затягивающими пряжками. А вот зажать в искусственной ладони кузнечные клещи, да ещё чтобы они удерживали горячую заготовку, никак не получалось.

- А зачем мне клещи в правой руке? - насмотревшись на мои мучения, спросил Белота. - Проще закрепить в ней рукоять для молотка. Если получится удачно, можно будет вырезать такие же рукояти для других головок и насадок, а потом менять инструмент по ходу работы.

Мне стало даже немного обидно. - «Почему я сам не додумался до такой простой мысли?»

Теперь задача упростилась, вместо отдельных пальцев я вырезал сплошную деревянную колодку, к которой ручка молотка крепилась наглухо через специальные отверстия. Для предохранения культи пришлось ещё обтянуть перчатку войлоком, и только потом сшивать и стягивать всё устройство с помощью железных пластин.

 При свете камелька наскоро сшитый протез выглядел кособоким и неказистым на вид, но Белоте очень понравился. Закрепив его на руке, старик рвался сразу же провести испытания в кузнице и с трудом согласился ждать до утра. Он радовался, как ребёнок, и угомонился, лишь обстучав зажатым в механической руке молотком стены и порог избы.

Выйдя утром во двор, я услышал звон металла и заглянул в кузницу. Белота увлечённо работал мехами, раздувая в горне огонь. Затолкав в самый жар выбранную из лома железную болванку, он вытащил из-за пазухи тряпичный узелок и аккуратно высыпал из него на угли крошки хлеба, сыра и творога. Принося требу Сварогу, кузнец, обряженный в чистый кожаный фартук, с перетянутыми тесьмой белыми волосами и с молотком, зажатым в огромной рукавице, в свете пламени и сам походил на неведомого древнего бога, тихим шёпотом разговаривающего со своими товарищами.

Постепенно болванка раскалилась докрасна. Отмахнувшись от моей помощи, кузнец зажал её в клещи левой рукой и, помогая молотком в правой, перенёс на наковальню. Спохватившись, я поспешно вооружился большим молотом.

- Бим! - молоток старика неуверенно замер поверх заготовки.

- Бом-м! - стараясь придерживать удар, стукнул я сверху молотом.

- Бим!.. Бом-м! Бим!.. Бом-м! - продолжили мы своё занятие.

Поначалу медленные и неуклюжие движения мастера постепенно убыстрялись, головка молотка уже не подрагивала, а спокойно замирала в нужном положении.

- Хватит, - попытался я остановить Белоту, когда болванка потускнела и перестала сминаться под ударами.

- Нет! - отрицательно качнул тот головой и сунул её в угли. - Протянем до конца.

Лицо кузнеца покрывали капли пота, глаза сверкали мальчишеским задором. Только когда следующим заходом мы проковали болванку до конца, он согласился закончить испытания.



Александр Середнев

Отредактировано: 06.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться