Два Майдана

Размер шрифта: - +

Глава 1. Жених

- Он придет завтра! – Сумайя вихрем влетела в комнату, присела на кровать и крепко обняла сестру. – Мона, ты слышишь? Твой жених придет завтра!

- Откуда ты знаешь? – осторожно уточнила Мона.

- Я слышала, как папа говорил об этом матери, - пояснила Сумайя. – Похоже, ты выходишь замуж!

- Еще неизвестно, - отмахнулась Мона. Она подошла к окну и задумчиво посмотрела куда-то вдаль. – Мы ведь даже не видели друг друга.

- Я уверена, все получится. Прямо чувствую! Отец сказал, что жених состоятельный, из хорошей семьи. Тебе так повезло, сестричка! – Сумайя выглядела очень довольной.

 

Мона вспомнила, как несколько дней назад отец сухо сообщил ей, что один человек хочет просить ее руки. От неожиданности девушка выронила из рук чашку.

- Кто он? Откуда? – испуганно спросила она.

- Знакомый твоей тети Ханун. Он видел тебя на свадьбе ее дочери, и ты ему понравилась.

Мона отчаянно напрягла память, но так и не смогла вспомнить никакого мужчины с той свадьбы. Как обычно, на празднике было шумно и многолюдно; мужчины и женщины находились в разных помещениях и почти не пересекались. Увидеть ее можно было разве что случайно. И вот теперь отец сообщает ей, что кто-то придет просить ее руки.

- Понимаешь, папа, – растерянно пробормотала Мона. – Я не думала о замужестве.

- Так подумай. Ты уже заканчиваешь школу. Вы можете познакомиться, и, даст Аллах, пожениться через два-три года.

- А если я не хочу? – вдруг выпалила Мона.

Отец нахмурил брови.

- Чего ты не хочешь? Знакомиться с женихом?

- Не хочу замуж.

- Послушай, дочка, - он посмотрел на Мону, как на неразумное дитя. – Я понимаю, что ты еще совсем юная девушка. Сейчас это просто чужой незнакомый мужчина, к тому же старше тебя. Но ведь у вас будет время, чтобы привыкнуть друг к другу. Я уже навел справки об этом Ахмеде: он из хорошей уважаемой семьи; вполне обеспечен, имеет достойную работу. Любая мечтает о таком муже!

Отец вскочил и принялся расхаживать из угла в угол.

– И для нашей семьи будет большой удачей породниться с ними, понимаешь? Ахмед занимает достойное положение в обществе; став его женой, ты обеспечишь свое будущее. Кроме того, я беспокоюсь о тебе, Мона, намного больше, чем о твоей сестре. У Сумайи на уме одни наряды, украшения и женихи. Вот уж кто согласен бежать замуж хоть завтра, так это Сумайя!

- Ей всего четырнадцать, - напомнила Мона.

- Ты не была такой даже в четырнадцать. И мне не нравятся постоянные разговоры о том, чтобы учиться и пойти работать. Да еще кем – журналисткой! Ну уж нет: я сделаю все, чтобы найти тебе достойного мужа, и как можно раньше. Ты заведешь семью, детей и выкинешь все остальное из головы. Подумай, дочка.

 

Мона хмуро взглянула на отца. Она давномечтала о поступлении в университет, тем более ее текущие оценки позволяли хорошо сдать экзамены и учиться бесплатно. Отец догадывался о планах дочери, но был от них далеко не в восторге.

- Но это так. Я хочу учиться на журналиста, а потом пойти работать, - упрямо повторила Мона. – Я не против замужества, просто пока к нему не готова.

- Зачем тебе работать? Обеспечивать семью – мужская задача, – отрезал отец.

- Но, папа... - пыталась возразить Мона.

- Мы найдем тебе хорошего мужа!

- Пусть так, но почему я не могу учиться?

- Знаю я современных женщин. Они учатся, работают, потом начинают повышать голос на мужа. А что в результате? Развод! Так-то, моя дорогая. Ты девушка, а для девушки самое главное – это семья. Кроме того, журналист – это неподходящая профессия. Постоянные командировки, общение с мужчинами... В этой среде вольные нравы и множество соблазнов. Уж если тебе приспичило учиться, то я бы не возражал против профессии школьной учительницы или воспитателя в детском саду.

- Но я не хочу работать в школе или детском саду! И в журналистике нет ничего плохого!

- Послушай, - отец старался говорить спокойно, но Мона видела, как он непроизвольно сжал кулаки. – Я твой отец. Я отвечаю за твое будущее. Более того: я отвечаю за тебя перед Аллахом. А еще я намного старше и куда лучше знаю жизнь. Вот тебе мой ответ: или выбери подобающую женщине специальность, или вообще забудь об учебе. Не захочешь замуж – изволь, против воли тебя никто не выдаст. Слава Богу, я еще способен прокормить своих детей. Но в таком случае ты будешь сидеть дома и помогать матери вести хозяйство. Я все сказал. Подумай!

Мона в слезах выбежала из комнаты.

 

Мать, как обычно, во всем соглашалась с отцом.

- Дочка, к чему эти разговоры про университет? – спрашивала она у Моны.

- Разве я попросила чего-то запретного? Не понимаю. Почему отец против?

- Дорогая, но ты заканчиваешь школу, умеешь читать и писать, - для девушки этого вполне достаточно.

- Я хочу чего-то добиться в жизни, понимаешь? Вдруг у меня не будет хорошего мужа? Или он заболеет, умрет?

- Ох, нет. – Мать прижала Мону к своей груди. – Да избавит тебя Аллах от такой печальной участи. В любом случае, дочка, у тебя есть семья – отец и двое братьев. Ты ведь знаешь, что за женщину всегда отвечают мужчины из ее семьи.

- Я хочу сама за себя отвечать, - прошептала Мона.

- Что ты говоришь? Я не расслышала.

- Ничего, мама.

- Я буду молиться за тебя. Пусть Аллах пошлет тебе счастливую судьбу.

Мона в ответ лишь слабо вздохнула и улыбнулась матери.

 

С того дня она потеряла интерес к учебе. Зачем стараться, если никого не волнуют твои оценки? Мать, сестра и большинство подруг не разделяли ее мыслей и не видели в обучении никакой особой ценности. Все ровесницы только и говорили о том, как они выйдут замуж, сколько золота подарит жених и какая у них будет прекрасная жизнь после свадьбы. А если кто-то и заговаривал об учебе, то лишь потому, что у невесты, получившей высшее образование, больше шансов найти обеспеченного мужа, - работать после свадьбы все равно никто не планировал. В такие моменты Мона остро чувствовала свою непохожесть на других и очень страдала от этого. Но хуже всего было то, что она не видела выхода. Пойти против воли отца казалось немыслимым: семья была той осью, вокруг которой вертелся ее мир. В конце концов она спросила совета у имама (Имам – духовный наставник у мусульман, - прим. авт.), но не услышала ничего утешительного: он лишь напомнил, что покорность и послушание родителям есть верная стезя, которая выведет ее к воротам Рая.



Мария Пресняк

Отредактировано: 16.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: