Два малыша, два жениха и одна мама-невеста

ЧАСТЬ 1. Глава 5

* * *

Сарбаев                    

Немцы «вынесли мозг» моему отцу, мне и даже вечно ледяному и невозмутимому Сталю.

Их чрезмерная дотошность порой вызывала нервный тик, но контракт, который мы все-таки заключили, принесет компании огромную прибыль.

Я вернулся к себе в кабинет и разрешил своему бестолковому секретарю Павлу принести мне кофе.

Нужно менять помощника. Этот меня до безумия раздражает.

Неестественный, жеманный, пустой и глупый. Один-единственный плюс — вопросов не задает и на шею не вешается. Но минусов больше.

Попрошу Семеновну найти мне секретаря наподобие ее самой.

Только растекся по креслу и расслабил на шее галстук, как вошел Павел. Впереди себя он катил сервировочный столик. На столике стояла чашка кофе, лежал пухлый желтый конверт формата А-4 и стояла коробка.

— Курьер оставил для вас конверт с коробкой на пункте охраны, но курьера не пропустили. Я все забрал, — отчитался секретарь.

Махнул ему рукой. Парень поставил передо мной чашку с кофе, положил конверт и поставил коробку на мой стол. После чего вместе со столиком быстро удалился.

Я лениво сделал глоток и поморщился. Еще один большой минус Павла — мерзкий кофе! Он совершенно не умеет его варить.

Отодвинул чашку с темной бурдой и взял в руки конверт. Удивился отсутствию обратного адреса. Острым серебряным ножом для писем вскрыл конверт и...

— Это еще что такое?!

На стол высыпались доллары, записка и… десять копеек.

Я поднял небольшой клочок бумаги и не поверил своим глазам.

«Спасибо за ночь. И попробуй обед».

— Ах ты сучка...         

Резким движением без ножа я разорвал коробку. Моему взгляду предстал стакан с остывшим кофе и сэндвич.

Я нажал на кнопку селектора и заорал:

— Где этот курьер?!  

— Ти...ти...мур Багра...ра...тионович, сейчас все выясню, — испуганно, однако без лишних вопросов проблеял Павел.

Как бы он в штаны не наложил.

Черт! Я был в бешенстве.

Мысли заработали как шестеренки, версии крутились одна за другой.

Кто такая? Кто подослал? Для каких целей?

Никто и никогда не смеет мне так хамить, так меня унижать!

Дрянь! Ей что, мало показалось, раз вернула деньги с издевкой? Или... Да не может быть! Я не мог не понравиться ей. Наоборот, было ощущение, что это не я ее, а она меня...

Десять копеек! Она что, ТАК меня оценила?

— Твою мать! — рявкнул я во весь голос.

За свои удовольствия я всегда плачу сам. Чувствую удовлетворение и знаю, что Я хозяин своей жизни! Что хочу, имею или, кого хочу, имею, но не наоборот!

Вылетел в приемную и заорал на секретаря:

— Что узнал?!              

— Ох...храна сказа...за...ла, что по камерам выя...я...снят, кто такой, и... и потом вы...вы...числят, из какой он курьерской службы.

Вернулся обратно, заперся в кабинете, открыл бар и налил себе полный стакан виски.

Поставил его на стол и пересчитал деньги.

Все вернула.              

— Сногсшибательная тварь, самка с юмором, похотливая проститутка! — рявкнул я и засмеялся. — Да, детка, ты настоящая мисс Оригинальность! Но я найду тебя, девочка. За десять копеек придется ответить...

Набрал номер охраны.

— Это Сарбаев.       

— Узнал вас, Тимур Багратионович, — раздалось в ответ.

— Мне нужна видеозапись с камер наблюдения у главного входа в здание за вечер пятницы. И быстро!

— Понял. Сейчас скину с сервера, и в течение часа запись будет у вас.

Я оскалился как зверь, ощутивший в крови всплеск адреналина перед началом занимательной охоты.                                                                                                                                                                               

* * *

Сталь                     

— Димитрий Станиславович, вам принесли письмо. Но пункт охраны не пропускает курьера, — доложила моя секретарша голосом, от которого хочется заткнуть уши или, лучше, заткнуть ее саму. Визг сирен и то приятнее для слуха, чем голос моей секретарши Ольги.

— Так сходи и забери его, — распорядился я довольно грубо.

Приложил пальцы к вискам и помассировал. Голова болела с самого утра. Проклятое ранение во время службы не давало покоя, когда менялась погода.

Значит, завтра будет дождь.

Выпил уже третью за день обезболивающую таблетку и прикрыл глаза.

Не знаю, сколько я просидел в кресле с закрытыми глазами, но вывел меня из состояния покоя стук в дверь и голос Ольги.



Татьяна Михаль

Отредактировано: 24.08.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться