Два малыша, два жениха и одна мама-невеста

ЧАСТЬ 1. Глава 6

* * *

Мысли трусливо разбегались в разные стороны, в животе рос тугой комок страха, даже ужаса, и я чуть было не рванула обратно, но лифт радушно распахнул свои стальные объятия, и, пока окончательно не передумала, я сделала шаг вперед.

Со мной в лифте ехал пожилой, но пребывающий в отличной форме охранник. Звали его Сан Саныч. Он все два года, что я здесь работаю, через день дежурит на проходной.

— Ох, какая красота! — улыбнулся он, рассматривая меня.

— Спасибо, — ответила я скромно и хотела нажать на кнопку сорок шестого этажа, но замерла с поднятой рукой, так как нужная кнопка уже горела красным.

— Вы тоже к начальству? — спросила Сан Саныча.

— К ним, родненьким. А ты к кому, Сталю или Сарбаеву?

Хороший вопрос. Если честно, еще не решила.

Очевидно, работа мыслей отразилась на моем лице, и он решил мне помочь.

— Вижу, дилемма, да? Тогда держи, занеси это Сарбаеву. Он очень ждет.

Сан Саныч протянул мне флешку.

На автомате схватила черную пластиковую флешку, а потом, спохватившись, поинтересовалась:

— А что на ней?             

Он пожал плечами.         

— Записи с видеокамер.

Охохонюшки... Уж не по мою ли душу собраны записи?

Громко сглотнула и полными ужаса глазами взглянула на охранника.

— А сами вы отчего не занесете?

— Дык Сарбаев и Сталь оба запросили записи. А раз ты тоже на их этаж поднимаешься... Ты что, боишься?

— Немного, — криво улыбнулась.

— Не трусь. Он не кусается, а коли обидит, скажи мне и я не погляжу, что начальник, вмиг яйца откручу!

Я тихо засмеялась. Хороший он, этот Сан Саныч. Характером очень похож на моего отца. Тот тоже готов за меня любому хозяйство открутить и отстрелить.

И вот раздался звук, оповещающий о прибытии лифта на нужный этаж. Двери услужливо раздвинулись, и мы оба покинули лифт.

Сан Саныч пошел направо, а мне суждено было идти налево. Как же двусмысленно это звучит.

Каждый шаг, приближающий меня к начальству, был сделан с  титаническим усилием. Ноги категорически отказывались меня туда нести, словно мне предстояло зайти в клетку с тигром.

Почти до хруста сжала флешку, стиснула в другой руке ручки от сумки, где находились мой отчет и диктофон. И, собрав волю в кулак, в предобморочном состоянии вошла в приемную Сарбаева.

— Здравствуйте, — пискнула я. — Мне нужно занести... это.

Подняла руку с флешкой.

— Запись? — уточнил молодой секретарь. К сожалению, не знаю его имени.

— Угу, — кивнула ему, внутренне готовая сорваться и бежать куда глаза глядят.

— Сейчас, подождите минутку, — сказал парень и нажал на кнопку селектора.

— Да! — раздался рев.

— Принесли запись, Тимур Багратионович, — проблеял секретарь.

— Пусть заходит, — уже спокойнее ответили на той стороне.

Я подумала, а не сменить ли мне место жительства и не уехать ли в другую страну?

Боже! Что за мысли?

Так, представлю, что я героиня какого-нибудь фильма, где все обязательно заканчивается хорошо. Хэппи-энд.

Все будет хорошо!    

С этой позитивной мыслью, с трясущимися от страха коленками, я нажала на ручку дорогой двери, толкнула ее и вошла в кабинет.

Высокий, широкоплечий, великолепно сложенный, Сарбаев Тимур Багратионович был мечтой всех женщин, любого возраста и социального положения. А мне «повезло» познать его... Так, не будем об этом сейчас вспоминать. Не подходящий момент.

Соберись, Настя! У тебя дело повышенной важности! На кону твоя судьба!

Я подняла глаза к лицу мужчины и заметила, что Сарбаев весьма удивлен, если не сказать поражен.

А я, как настоящая идиотка, вместо того чтобы заговорить, рассматривала его.

Черт! Он невероятно хорош собой.

Черные как смоль волосы были взъерошены, и эта небрежность в прическе придавала ему еще большей манкости.

Бронзовый цвет кожи и пронзительные, почти черные, как сама тьма, глаза, являлись признаком того, что он родом с юга. Полные чувственные губы манили к себе, заставляя мое бедное сердце биться быстрее. Легкая темная щетина... Черт возьми! Сарбаев выглядел чересчур сногсшибательно!

Очевидно, опоили меня в пятницу настолько сильно, что я не удосужилась толком рассмотреть его и в полной мере восхититься.

Зато руки отлично помнят его тело, — язвительно напомнило подсознание.

И от действий этого человека зависит моя судьба.

Как он отреагирует на мое заявление о воровстве? Не рухнет ли мое благополучие самым трагичным образом? Одному богу известно...



Татьяна Михаль

Отредактировано: 24.08.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться