Два ответа на один вопрос

Размер шрифта: - +

Глава 11

*      

Коридор пах затхлостью и могилой, панорамные окна казались непрозрачными от налипшей паутины, а монстры, что скалились с фотографий, ни разу не напоминали детей. Я шла, чувствуя, как хрустит под моими розовыми туфельками фарфор - множество разбитых кукол и масок устилали пол, образуя сплошную мешанину из осколков ручек, ножек и безжизненных глаз.
Разумеется, ничего этого не существовало.
Разумеется, все это было. 
Я ступала легко, удерживая на лице улыбку и глядя строго перед собой. Нельзя было задерживать взгляд на деталях, к ним присматриваться, о них задумываться. Следовало делать вид, будто ничего необычного не происходит - и тогда, рано или поздно, удастся в это поверить. 

Поверить в то, что ты нормален... Сложная задача. Кто другой, пожалуй, не справился бы, но у меня был опыт.  Я научилась притворяться нормальной раньше, чем иные учатся читать; именно потому из меня всегда получалась отменная лгунья - мне легко удавалось обмануть себя, а значит, за остальными дело не стало. 
Сейчас я делала то же самое. Главный принцип, простой, как мир, простой, как ложь: я не должна этого видеть - значит, я не вижу. Если я этого не вижу - значит, этого нет. 
Нет паутины и нет Паучихи, нет осколков и нет кукольных глаз, а дети на фото радостны. Неужели вы не видите, как они смеются? Кажется, я даже слышу их смех...
А нет, не кажется, действительно - слышу. Это хихикает вон та девушка в углу, что стала совсем прозрачной. Кто она такая, интересно? На вид - совершеннейшая безумица.

Я рассказывала тебе о ней. Видишь, что бывает с девочками, которые плохо себя ведут?..

Качаю головой и, не оглядываясь, иду дальше. Да когда он закончится, этот коридор? 
Казалось, ему не будет конца и края, казалось, я уже угодила в то самое место, где в итоге заканчивают жертвы Паучихи. Именно так, пожалуй, выглядит Центр Взаимопомощи, который строит она. Или... таков он на самом деле?
В этом проблема с Паучихой, в этом её сила. Угодив в паутину, жертва уже не знает, что реально, что нет, не может отличить порождения собственного воспаленного сознания. И они оживают. 

Это не только моя сила, знаешь? Ты тоже - ночной кошмар, порождение и воплощение тысячи тысяч разумов, олицетворение неназываемого ужаса, принявшее человеческую форму мирозданию на смех. Неужто думаешь, что мясная оболочка сделает тебя одной из них? Неужели ты так наивна?
Люди любят порассуждать о демонах, но что они на самом деле знают о нас? Они чужие тебе. А я... я такая же. 

Её слова разбудили что-то во мне - протест или, быть может, злость. 
А может, того самого зазеркального монстра, что все это время отчаянно скрёбся в дверь подсознания, как скулящий пёс, жаждущий прогулки.
- Не такая же, - сказала я зло, и от моего голоса паутина загудела. - Я - сильнее!
И я раскинула руки, позволяя безумию взять верх, позволяя отражениям ожить, позволяя чёрным щупальцам рвануть в разные стороны, безжалостно раздирая паутину в клочья, разбрасывая осколки фарфора, вытесняя запах тлена. 
Дверь внутри меня приоткрылась, впервые за долгое время - не во сне; монстр вышел погулять, и я запрокинула голову, просто наслаждаясь его могуществом. Волосы мои хлестали воздух, обернувшись чёрными змеями, ноги оторвались от пола, когти могли порвать любое горло. Но, конечно, это все было не важно - внешняя мишура. Суть в том, что я...

... стояла перед открывающейся дверью лифта. 
- Вы заходите?
 



Алиса Чернышова

Отредактировано: 22.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться