Два раза по 70

Размер шрифта: - +

1 часть. Ксения и Варвара Глава 1

День первый от встречи

Ксения

Терпеть не могу официальные юбилеи. А уж свой собственный – просто невыносим. Из последних сил держалась. 

Единственное светлое пятно – хабанера уже в ресторане, ученики порадовали коллективным танцем. А  мое соло, в день семидесятилетия, вызвало шквал аплодисментов, даже повара прибежали. 

Ну и понятно. Когда еще они увидят абсолютно седую Кармен?

Ближе к полуночи сбежала. Нет, я не против приличного ресторана. Если бы не эти бесконечные заученные речи.

За хозяйку осталась Варька. Всех проводит, обнимет, по головушкам погладит.

А я повезла дочь в аэропорт. А что? Все равно не пью. Сама и повезла. А такси рублей восемьсот. Нет уж.

Проводила ребенка и поехала домой. Медленно, уже не спеша, все позади.

Нажимаю на пульт, заезжаю во двор, смотрю - в арке стоят трое. Пригляделась и ахнула! Девушка в легкой блузке и юбке, парни в шортах и подобии маек.

С ума сошли? Первое марта! Еще снег не везде растаял!

Весь день я держалась, и вот тут сорвалась.Захлопнула дверцу машины и гаркнула – а ну, быстро в дом! Что встали? В лифт!

У меня даже слов не было, шипение какое-то. Вытолкнула их из лифта в квартиру, сразу кинулась к ванной, включила горячую воду, цапнула  девочку.

– В воду!

Щедро плеснула гель под струю, бросила ребенку полотенце и халат.

– Так, с вами двумя. На кухню, оба!

Щелкнула  чайником, вытащила коньяк, налила грамм по сто этим замороженным сусликам.

– Пейте!

И вышла, а то прибью обоих. Что за игры  у молодежи? Ладно, сами идиоты, а девочке ведь еще рожать!

Мне дети халаты не дарят! Торопясь, перебрала спортивные костюмы, Как раз один большой мне, другой малой, а девочке даже великоват будет.

Села к парням, выдохнула, успокаиваясь:

– Ну вот, теперь слушаю вас, рассказывайте.

Один что то прочирикал. Второй добавил.

– Вы что, иностранцы?! Мне в полицию звонить или 03?

День второй от встречи

Ксения

Ночью в спальне уложила девочку, включила ей телевизор, отдала пульт и вышла. В зале расправила одному диван, а другому кресло-кровать, постелила, завела их и оставила.

Не хотят говорить – ну и бог с ними, что мне сделают. Ценностей нет, телевизор со стенки снимут? Коврик от входной двери утащат?

В кабинете для себя тоже разобрала кресло-кровать, закрылась на крючок, если что, услышу.

Утром из спальни вышли все трое. Ну и ладно. Мало ли, как у них там принято?

На завтрак напекла блинов, положила два сорта варенья, мед и открыла баночку икры. Ну, раз у меня юбилей!

Позавтракали, они встали и склонили головы, надо же, как мило.

– Ребята, что делать думаете? Откуда вы? Не английский, не немецкий, не французский точно. Я же не переводчик, дальше даже не догадаюсь! Ой, есть переводчик! Пробуем все подряд!

Подошла к компу, посадила их рядом, нашла программку, включила звук, в результате приветствие прозвучало на языках по списку. Мимо!!

 Девчушка вздохнула и принесла пульт от телека. Думает, по программам что-то знакомое будет?

Да пожалуйста! Перешли в спальню, телевизор у меня только у кровати, а пульт мудреный несколько, да. Показала, где переключать, они все трое защебетали так быстро между собой, ручками замахали. Как дети мои из студии! Интересно, почему такая бурная реакция? Не так уж мы и отстаем от развитых стран.

Я обиделась, вообще-то. И позвонила Варваре. Она прибежала, сели с ней к чайнику, все рассказала и получила! За веру в людей. Спасибо, не прирезали, не обокрали, не отравили! На отраве я сломалась, смешно же.

– Прекрати ржать, бестолочь!

– А что ты предлагаешь? Не в милицию же звонить.

Мне было 9 лет, и у меня угнали новенький велосипед, прямо на глазах. Милиция через - дом, и я, наивный советский ребенок, кинулась к родным милиционерам, я ж видела взрослого парня, который и взгромоздился на велик. Дежурный даже не пошевелился, когда я, размазывая сопли и слезы, пыталась ему что-то рассказать.

 Ага, мы еще подростковые  лисапеды не искали, сгинь, не порти статистику.

На последнем курсе института я была на практике в драматическом театре, ставила несколько танцев для новогоднего спектакля. Задержались на репетиции, один актер пошел домой уже поздно, в двенадцатом часу. Его супруга, тоже актриса, поглядывала в окно. И тоже на ее глазах, прямо у подъезда, с родного мужика сорвали шапку, как следует врезав по лицу. Муж стал отбиваться и она, открыв окно, закричала и воду, стоящую у гладильной доски, выплеснула вниз, на драчунов. Ворье разбежалось. Шапку так и не нашли.

Утром актеров пригласили к следователю, который и снял показания. Я передавала  характеристику с места работы. Картина на суде выглядела следующим образом: шел бывший мент, уважаемый человек, по улице. Вдруг из окна на него вылили страшнючую кислоту, которая повредила ему дорогой плащ. В декабре, в Сибири, в плаще! Все, что мы пытались сказать, судья отводила одной фразой – это к делу не относится. О сорванной шапке даже речи не было.

Попрощалась бедная жертва кислотного произвола с судьей и адвокатами за ручку, передав общим знакомым приветы.

Я обращусь в милицию, только если обязана буду, по закону, тьфу, тьфу, чур меня, чур. Добровольно – нет.



Ульяна Тюмень

Отредактировано: 05.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться