Два романа

Размер шрифта: - +

Глава 13 "Мушкетер" в мундире

В конце концов госпожа Бонасье вернулась в Лувр. За весь этот сумасшедший день она ещё не приступала к своим обязанностям камеристки. Все мысли её были заняты лишь д’Артаньяном. Встреча с де Тревиллем немного успокоила влюблённое сердце. Капитан обещал немедленно послать верных друзей д’Артаньяна (тех, кто «по случайности ещё на свободе» - иронично заметил де Тревилль) на поиски юного гасконца. Итак, теперь можно было вернуться и к службе.
Госпожа Бонасье тихо проскользнула в будуар королевы, ещё толком не зная, как будет объяснять её величеству своё отсутствие весь день. Каково же было удивление Констанци, когда вместо Анны Австрийской она нашла в покоях королевы... мушкетера! Спиной к двери стоял человек в синем мундире королевского полка, с длинной, отполированной до блеска шпагой на поясе и в широкополой шляпе с белыми перьями.
- Сударь! - обескураженно воскликнула мадам Бонасье. - Сударь, что вы здесь делаете?!
«Мушкетёр» медленно обернулся и легким движением снял шляпу, скрывающую под полями лицо... Это была королева! В мужском наряде, со шпагой, но это была она! Констанция буквально с раскрытым ртом уставилась на августейшую особу, инфанту испанского двора и супругу короля Франции, облаченную в простой солдатский наряд.
- Удивлена, моя милая Констанция?! - заливаясь озорным смехом, игриво спросила королева. - Ну как я тебе?
Немного придя в себя от изумления, госпожа Бонасье ещё раз окинула взглядом Анну Австрийскую и не могла не признать, что никогда ещё королева не была так хороша. У её величества было море нарядных дорогих туалетов и красивейших украшений, и сама она была весьма хороша собой. Но сейчас, в неброском мушкетерском одеянии, со счастливой улыбкой на лице и блеском в глазах, она была очаровательна.
- О, ваше величество! - не скрывая своего восхищения, воскликнула Констанция. - Вы просто неотразимы!
- Надеюсь, владелец этой формы тоже так подумает, когда увидит меня, - довольно проговорила Анна, изучая своё отражение в огромном, во весь рост, зеркале.
- «Владелец этой формы»? - недоуменно повторила Констанция.
- Да. Этот мундир оставил в комнате горничных мушкетёр Арамис. Ушел он в одном из твоих платьев. Мне оставалось только надеть сапоги от моего охотничьего костюма, чтобы стать «мушкетером». И я собираюсь наведаться в горничной де Тревилля.
- Зачем? - все такие обескураженно спросила господа Бонасье.
- Чтобы увидеть, как его лицо вытянется точно так же, как твоё. Констанция, ты должна отвести меня туда.
- Ваше величество, это неразумно. А если кто-то вас узнает?
- Я буду идти, низко опустив голову, так что никто не увидит лица, - отмахнулась королева. - Так, возьми меня под руку и пошли. Если нас увидят, подумают, что я - д’Артаньян. Да не красней ты так! Только слепому и твоему мужу не видно, что между вами что-то есть.
Анна Австрийская оказалась абсолютно права. Когда они вдвоём выходили из Лувра, заметившие из караульные даже не засомневались в личности спутника мадам Бонасье. Ещё через четверть часа мимо них прошёл Портос вместе с какой-то милашкой-горничной, скромно опустившей лицо. Товарищи не примкнули крикнуть Портосу, что он, наверно, решил приударить за горничными Лувра, как и его друг-гасконец. «Получасу не прошло, как он с этой куколкой Бонасье вышели из дворца и под ручку побрели вдоль по улице,» - сказали они.
- Слушай, Арамис, - заговорщически зашептал Портос, когда они отошли от дворцовых ворот, - если д’Артаньян с Констанций, значит, нам никуда идти не надо. Давай тогда я побегу к Адель... то есть нанесу визит мадемуазель де Рошуа, а ты тогда в гарнизон обдумываться план штурма Шатле в составе трёх человек. А что? Вдруг капитан не сможет доказать невиновность Атоса.
- Поаккуратнее «наноси визит», - крикнул вслед Портосу Арамис и быстро зашагал к гарнизону, предвкушая тот счастливый момент, когда снимет это темное женское платье. В дверях казармы у него мелькнула мысль, что его мушкетерский мундир, шляпа и шпага остались в будуаре королевы...



Ирина Литвинова

Отредактировано: 21.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться