Два сердца и космический отшельник

Размер шрифта: - +

4

К концу второй недели растения в теплице моего челнока зеленели и колосились так, что пришлось часть перетащить к маленькому прудику на астероид. В прудике росли рыбки, и я успокаивалась, сидя на бортике и глядя на них через сетку, которая не давала им вылететь из воды из-за малой тяжести. Рыбы плавно шевелили своим пышными хвостами, разворачиваясь в водяном пузыре. Этой своей плавностью они приводили меня в стояние размеренности и неспешности, которое так хорошо сочеталось с низкой гравитацией астероида.

Я перестала быстро двигаться, перестала рваться домой, на Луну. И как только перестала, как только успокоилась, призналась сама себе - если  не вернусь домой, катастрофы не случится. Ничего без меня не развалится, не разрушится, не сломается. И я перестала смотреть на трансивер, проверяя входящие сообщения. Не потому, что мне надоели входящие, нет. Смысла не было смотреть - мне никто не звонил, не писал, не интересовался моими делами. Друзья, коллеги, подчиненные, Марк… Даже родители. Никто. Меня на Луне, похоже, уже забыли...

Как же это  было горько и обидно! Обидно до боли, до мушек в глазах. Я горела на службе своему народу, великой Лунной Республике, забывала завтракать и обедать, мчалась на стройку едва проспав четыре часа, проводила совещания с поставщиками и контролировала рабочих и мастеров, следила, чтобы все получали справедливое вознаграждение и ежедневный горячий обед, чтобы строительные материалы прибывали вовремя, оборудование работало исправно, а медики внимательно следили за состоянием здоровья всех работников стройке.

А сколько блестящих переговоров я провела с представителями внешних сил! Сколько ресурсов мне удалось выторговать на выгоднейших для Луна-сити условиях! И кто это помнит? Даже мужчина, что клялся в вечной любви, что звал меня замуж, отказался от меня, забыл...

...Сама я лишь однажды включила трансивер на широкополосный диапазон - захотела узнать новости. И узнала. Луна без меня всё также вертелась вокруг своей оси, и вокруг Земли тоже вертелась, и даже  - вокруг Солнца. Стройка всё также идет своим чередом, высыпаюсь я или вскакиваю за час до общей побудки, завтракаю или нет, и даже совсем не зависит от того, есть ли я на Луне или давно улетела.

Было очень больно свыкнуться с мыслью, что без меня Лунная Республика вполне справляется, что стоит и не рушится. Это было... по меньшей мере неприятно. Потому что мне без Лунной республики было плохо. Пусто было и одиноко. И без Марка тоже, кажется, было пусто. Хотя одиноко так же, как и с ним...

Осознаие всего этого рушило мой привычный устоявшийся мир. Но больше всего меня потрясло другое – известие о том, что Марк Джуперус, сын президента Лунной Республики, заключил помолвку. И с кем? С дочерью нового управляющего стройкой второго лунного города. Услышав это,  я просто не поверила своим ушам! Невозможно! Он был со мной только потому, что я руководила стройкой?! 

Как? Как такое может быть? Он же клялся мне в любви, когда преподнес своё помолвочное кольцо! То самое кольцо с крупным лунным бриллиантом, которое я просила сохранить в фамильном сейфе его отца! Он клялся в вечной любви! И где она, эта любовь? Получается, он обманывал меня? Он врал мне… И знал, точно знал, на что обрекает нас обоих…

О расторжении нашей помолвки мне никто не сообщал. А призрачные из-за дальности видеообразы из трансивера, хоть и смутно, но довольно крупно показывали кольцо на пальце новой невесты, кольцо с крупным лунным бриллиантом…

Потому и сидела я на бортике бассейна, накрытого сеткой, и наблюдала ленивые, завораживающие движения блестящих тел, переливы и отблески чешуек, игру бликов от бестеневых потолочных светильников. Всё это гипнотизировало меня, делая внутреннюю боль не такой острой, заставляя забыть предательство,  позволяя не думать о будущем, которого у меня теперь, похоже, не было.

Я жила теперь чем-то простым и низменным – ела, как только чувствовала первые неприятные ощущения в желудке. Он, оказывается, уже не умел сообщать по-другому, что пора принять пищу.  Я ложилась спать, не глядя на хронометр, а лишь почувствовав, что хочется спать. С сожалением отрывалась от зелени растений или от игры света и теней на чешуе подрастающих рыбин, застегивала легкий скафандр, защелкивала на голове шлем и шла. Шла к себе, на камбуз, к пищевому автомату, чтобы в одиночестве кают-компании, где редкие звуки отражались от стен, съесть бесформенное нечто с таким же невнятным вкусом и залечь на узкую койку в спальном отсеке.

Вот и сейчас вздохнула, ощутив неприятное тянущее чувство в животе - пора подкрепиться. Вжикнула застежкой и только взялась за фиксаторы шлема, как по наружной поверхности оранжерейного стекла забарабанил мелкий, но сильный метеоритный дождь. Я досадливо глянула вверх, на свод потолка и резким движением щелкнула застежками шлема, направляясь к переходу в челнок. Дождь усилился. Плохо. Я тяжело вздохнула, но не успела даже протянуть руку к замку шлюза, как сильный грохот сотряс конструкцию, а над головой по нескольким стеклянным секциям побежали трещины. О нет!

Я присела и попыталась рассмотреть состояние потолка. По нему продолжал барабанить дождь из камней, но за светильниками было не разобрать что там и как. Я бросилась к бассейну. Над головой  загрохотало. Послышались треск и резкое шипение, а потом раздался звук лопнувшей гигантской струны, и температура вокруг резко стала снижаться – я почувстовала, как сработали нагревательные элементы моего легкого скафандра. Очевидно, одно из стекол оранжереи всё же не выдержало напора метеоритного дождя и лопнуло.

Уже не глядя вверх я бросилась в бассейн, над которым стоял пар – в разреженном, быстро стынущем воздухе, что со свистом вылетел через разбитую секцию стекла, испарялась вода. А в водяном шаре, что уменьшался прямо на глазах, бились и извивались живые существа. Я пыталась накрыть рыб своим телом, спасти их от холода и вакуума, но вода, в которой они бились все неистовей,  таял, как и надежда их спасти.



Лючия Светлая

Отредактировано: 30.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться