Два слова о любви

Размер шрифта: - +

Глава 14.

Лола легко уговорила директора своей парикмахерской дать ей отпуск, а присматривать за квартирой и квартирантками оставили маму. Инна Валерьевна выглядела решительной и боевой, и потому дочь сочла её вполне пригодной к несению этой почётной обязанности. Глеб отслушал курсы, предъявил сертификат Сан Санычу и тоже собрал вещи.

Он не думал, что эта поездка как-то уж очень сильно ему поможет, но чувствуя ответственность перед бывшими молодожёнам, решил ехать. Однако уже на вокзале ему стало так здорово!.. Как-то весело и бесшабашно. И этим настроением заразилась Лола.

- Глеб, а чай купим? Чтобы в  станах с подстаканниками, а? – прислушиваясь к перестуку колёс по рельсам, спросила предвкушающее.

Он улыбнулся и вспомнил серебряные подстаканники Алевтины Львовны.

- Конечно, Лолик! Ой, я кажется, знаю, с кем тебе нужно познакомить.

И улыбнулся, представляя, как сестра будет зачарованно ходить по гостиной тети Али, трогать кончиками пальцев старинную мебель, проводить по рамкам старинных фотографий. Обязательно удивится электропроводке, сделанной наружу, на таких маленьких фарфоровых пешках. Он и сам удивился такому чуду, зайдя в летнюю кухню на заднем дворе Алевтины Львовны.

А сестра сияла глазами, улыбалась шкодно, будто снова стала маленькой девочкой.

- Я хочу спать на верхней полке! – заявила решительно и схватилась за пакет с постельным бельём.

Она лежала, вертелась, пыталась читать, смотрела в окно на мчащиеся мимо леса и деревеньки, на проплывающие здания вокзалов, и улыбалась, улыбалась, улыбалась…

Уже вечером, спустившись по смешной маленькой лесенке, обняла его, потискала и сказала:

- Глеб, как же здорово! Мы путешествуем с тобой вдвоём – ты и я, мы уже взрослые, едем в поезде! Спасибо тебе! Это просто праздник, да ещё и с приключением! – чмокнула в щеку и пошла в конец покачивающегося вагона – умыться перед сном.

Они прибыли в Армовск около половины десятого. К величайшему Лолкиному удивлению их встречали. Какой-то пузатенький дяденька в рубашке нараспашку, девица, завизжавшая при виде Глеба и бросившаяся с распростёртыми объятиями, и бабуля строгого вида.

Визжащая подлетела к Глебу, пожала ему руку, коротко приобняла, даря такую улыбку, что становилось страшно – не  порвался бы рот, и рассказывая что-то про Глеба и про Андрюху. Потом накинулась на Лолу, вцепилась обеими руками ей в плечи и стала поворачивать в одну и в другую сторону, рассматривая. И опять засияла в сторону Глеба улыбкой:

- Глеб Андреич! А ведь вы похожи!

- Брось, Алла, никогда и не были!

- Да нет же! Очень! Смотри, брови хмурите одинаково, голову наклоняете. И подбородки одинаковые. Думаю, если эта девчонка и ещё и улыбаться умеет, то точно улыбка будет твоей.

- Алла, успокойся. Ребята устали с дороги, позволь им пройти в машину. Григорич, помоги сумки нести, - распорядилась величественная пожилая дама холодно и деловито.

Лолка ошалевшая и недовольная от того, что её так бесцеремонно теребили, теперь ошарашено смотрела на пожилую даму, ибо просто старушкой или женщиной её назвать не получалось – такая подтянутая, в элегантном плаще, туфли на небольшом каблучке, высокая строгая прическа. А осанка! Английская королева от зависти зеленеет.



Женя Жош

Отредактировано: 02.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться