Два слова о любви

Размер шрифта: - +

Глава 6.

Тане было двадцать шесть лет. Она работала маникюршей или правильнее сказать - мастером маникюра и педикюра - в самом дорогом салоне своего далекого южного городка. Озёрный был городок небольшой, но районный, что по здешним меркам было величиной значительной. К тому же, славился он лечебными грязями и имел статью доходов от курортников, приезжающих сюда круглогодично, летом больше, зимой меньше, лечить опорно-двигательный аппарат, послеоперационные и воспалительные проблемы и что-то там еще.

Поэтому сфера услуг – несколько кафе, пара ресторанов, торговый центр со множеством магазинчиков с модным названием «бутик» и кинотеатром, салон красоты и кое-какие центры развлечений, типа серфинг-клуба на противоположной от санаториев и грязелечебниц стороне озера-кормильца, на дне которого залегали те самые целебные грязи, имели неплохой, хоть и колебавшийся в зависимости от сезона и наплыва курортников доход.

Даже вездесущие бабушки на стихийном рынке, который власти периодически сгоняли с пятачка рядом с санаториями, умудрялись повышать уровень своих доходов за счет приезжих, продавая им дары своих садов и огородов: летом – виноград, яблоки, груши, помидоры и огурцы, зимой – сухофрукты, орехи и даже консервацию в банках. Особой статьей доходов могли похвастать хозяева коз. Им даже не приходилось выносить на рынок свой товар и подвергаться унизительному разгону налоговых и прочих проверяющих органов – отдыхающие сами находили к ним дорогу, радуясь свежему козьему, считавшемуся очень полезным молоку, которое было доступно, и стоило не то, чтобы дешево, но недорого по меркам приезжих.

И услуги мастеров красоты тоже, видимо, были не такими уж дорогими для людей, приезжавших из крупных городов, потому что множество женщин из курортников приходили в салон за стрижкой, покраской или маникюром.  

Поскольку требования у таких посетителей были высокими, а хозяйке очень хотелось, чтобы её салон был на столичном уровне, она не уставала выискивать новые курсы для своих мастеров и отправлять их на повышение квалификации. Не все туда ездили охотно, но тех, кто не ездил, ждала незавидная участь – на его место всегда можно было найти другого. Но ездить приходилось регулярно, потому что сама, не блистая образованием, хозяйка стремилась подчеркнуть высокую квалификацию своих работников и держать марку «самого-самого»  салона города, развешивая полученные сертификаты по стенам заведения.

Таня повышала квалификацию в столице с удовольствием, никогда не отказывалась. Кроме получения интересных знаний и умений, она ходила в оперу или в театр, какие-нибудь интересные мероприятия вроде выставок или встреч с писателями или актерами. Хозяйка салона, видя такую тягу к знаниям, последние года два оплачивала ей курсы полностью из своего кармана. Она считала, что Таня уже слишком хороший специалист, чтобы её могли переманить конкуренты – никто в этом городке не мог бы предложить ей лучшие условия, чем сейчас, а с другой – чтобы не открыла свое дело в этой области. Ну и самое главное для начальницы – маникюрша была одинокая, бездетная, всегда откликалась на предложение заработать лишнюю копейку, и потому охотно выходившая в выходные и накануне праздников, когда в салоне был аврал и горячка из-за того, что весь город хотел навести красоту в один день.

Таня работала в этом салоне уже давно, почти восемь лет. Хозяйка разыскала её, ещё не очень опытную, в маленькой парикмахерской. Это заведение было самым близким к Таниному дому, и её взяли туда по знакомству: работавшая там соседка уговорила начальство дать шанс молоденькой девочке раскрутиться. Работы особенно не было: район был одноэтажный, население большей частью пожилое – те самые бабушки, разводящие коз, яблоки и цветы на продажу приезжим. Самих же приезжих, которые могли бы сделать выручку, в районе было мало – слишком далеко от целебного озера. Маникюр здесь был востребован редко, и Таня с трудом набирала за месяц сумму, необходимую за аренду места маникюрши.

Но солидная дама, похожая на какую-то стареющую актрису, однажды появилась на пороге их заведения, скептически задрав бровь спросила портфолио у женщин-парикмахеров.

- Какое портфолио? – даже возмутилась одна. – Стрижка под ноль деда Витьки, которому восемьдесят будет летом?

Но Таня выбралась из своего закутка и показала фотографии своих работ – она подсмотрела когда училась в области на курсах, как мастерицы показывали свои работы и теперь прилежно фотографировала все, что делала.  Солидная дама окинула её с ног до головы изучающим взглядом и ещё выше вздернув бровь просмотрела фотографии. Потом глянула строго и спросила:

- Почему не распечатала снимки? Здесь плохо видно.

Девушка пожала плечом и, вздохнув, ответила:

- Делала на всякий случай. Не думала, что в самом деле пригодится.

- Давно работаешь? – спросила дама все также строго, перелистывая в танином телефоне снимки.

- Нет, три месяца всего.

- Это хорошо. На курсы какие-нибудь собираешься?

Таня оживилась. Ей много хотелось, но денег не было, поэтому она хотела молча, а тут такой вопрос:

- Хочу. На педикюр, на арт-направление ещё. Это в первую очередь.

Дама слегка смягчилась:

- А есть ещё вторая очередь?

Таня стушевалась, закусила губу и кивнула, опуская глаза.



Женя Жош

Отредактировано: 02.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться