Двадцать навсегда или вечность на ожидание

Размер шрифта: - +

Глава 2

Глава 2.

«Привет, папка!

Прости меня, неблагодарную, давно тебе не писала, но за последнее время почти ничего не случилось, кроме смены дома. Да, в который раз оказалось пора. Теперь снова обживаюсь, привыкаю, навожу порядок и протаптываю новые тропы. Район хороший, довольно тихий, в этот раз решила поселиться среди местных, хотя при желании до Пьяной улицы[1] подать рукой, если очень уж заскучаю. С работой все в порядке, издатель пускает слюни и уже торопит меня снова засесть за работу, но я не сдаюсь и упорно отстаиваю дни отдыха. Читатели в восторге и в основной массе хвалят и тоже просят больше и усерднее работать. А как твои дела? И, конечно, я хочу прочитать развернутый ответ, а не что-то вроде тех сухих отчетов, которые ты пишешь на своей работе. Про Ларго тоже можно поподробнее, а про Софи хватит и пары слов. И не забудь передать привет Данте, я скучаю по его буйной шевелюре.

Целую и крепко-крепко обнимаю тебя,

Твоя Обезьянка»

 

Мари улыбнулась и отправила письмо. В воображении сразу же нарисовалась картинка, как Антон с усмешкой качает головой на ее «папка» и тепло улыбается. Она почти никогда не называла его так вслух, тем более они даже не были родственниками, но в  переломный и тяжелый для нее период обращения между ними зародились именно такие отношения. Антон стал для нее другом-отцом, хотя по сути ответственность за нее должна была нести Софи. Но для нее Мария оказалась случайным, нежеланным «ребенком», за которого она не хотела нести ответственность, и роль «родителя» взял на себя Антон, а ведь он даже не был вампиром. Помогали ему тогда только Ларго и Данте.

Ларго… девушка прерывисто вздохнула. Она прониклась к нему симпатией с первых минут. Ее поразило его спокойствие, теплое отношение и немного грустные глаза. С безграничным терпением переносил он все ее истерики, ненависть, боль и нежелание жить. Учил выживать, контролировать жажду и силу, и тогда Мари прияла новую реальность, смерилась и начала новую жизнь. Без дома, семьи и старых друзей.

Девушка потерла лицо, отгоняя грустные мысли и проснувшиеся воспоминания, и отложила ноутбук. Вчера она наконец-то перевезла вещи в новую квартиру, но едва ли успела разобрать половину коробок, когда Мартина пригласила ее на специальный закрытый показ очередной новинки киноиндустрии. Все было на уровне: маленький зал, приглушенный звук, фуршет, на котором в бокалах подавали кровь для нескольких десятков гостей. Вежливые улыбки, рукопожатия, уважительные поклоны и море фальши. Мари так и не стала своей в местной вампирской тусовке, предпочитая общаться с приезжими вампирами, не столь зацикленными на своем возрасте и иерархии. Прежде всего она ценила живое и неформальное общение, такое как с Мартиной, когда можно быть собой и не бояться попасть впросак. Но в целом вечер все-таки удался, фильм ей понравился, Мартина как всегда заряжала ее позитивом, пара бокалов крови приятно согревала желудок, разливая тепло по всему телу. Неосознанно девушка облизнула губы и улыбнулась, ох уж это чудесное ощущение сытости и неги.

Внезапный телефонный звонок нарушил ее расслабленное состояние и даже заставил встревожиться, не так уж часто ей звонили.

- Алло? – неуверенно произнесла она.

- Мари, это Су Хён, - начал он, даже не поздоровавшись. – Я надеюсь, у тебя есть пара минут?

- Конечно, - настороженно ответила девушка и потерла переносицу.

- Я должен попросить у тебя прощение, – в его голосе слышалась горечь.

- За что? - услышать это было неожиданностью, и недоумение отчетливо проступило в ее интонации.

- Как ты еще не видела фотографии? 

- Какие фотографии?

- С нашей последней прогулки. Они разошлись по сети. Мы случайно попали к кому-то в кадр, и мое лицо – он сделала небольшую паузу. – Его оказалось достаточно отчетливо видно на увеличении. И твое тоже.

- А хорошие новости есть? – обреченно спросила Мари.

- Они тебя еще не нашли.

- Черт.

Один из первых вампирских принципов – отсутствие публичности. Лишь отдельным представителям рода давалась возможность мелькания в СМИ, ведь излишнее проявление внимания общественности могло быть чревато. По той же самой причине, не смотря на всю свою популярность талантливой и хорошо продаваемой мангаки, Мари продолжала сохранять инкогнито. Ее имени и фотографий не было в сети, а про ее личность ходило множество слухов.

- Ты сможешь что-то придумать? Или твое агентство уже дает какие-то комментарии по этому поводу? – уточнила девушка, беря себя в руки.

- Я сказал, что мы просто очень давние друзья, поэтому между нами такие теплые отношения, и агентство пусть и неохотно, но согласилось продвигать эту линию.

- А что будет дальше?

- Буду как рыцарь защищать тебя от нападок прессы, скрывать информацию и унесу твою тайну в могилу, - с улыбкой произнес он и продолжил. – Я сделаю все возможное, и  даже замахнусь на невозможное, чтобы оградить тебя от этого.

- Спасибо, - она была очень признательна ему за это. – Назову в твою честь своего следующего героя или даже срисую его с тебя.



Надежда Чаруш

Отредактировано: 10.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: