Двадцать навсегда или вечность на ожидание

Размер шрифта: - +

Глава 3.

Глава 3.

Город зажигал свои огни: включились фонари, засветилась подсветка зданий, магазинов и многочисленных кафе, по дороге проносились сверкающие автомобили, их лоснящиеся бока отражали свет фар и неоновых реклам. Девушка, одетая в черные джинсы, темную футболку и кожаную куртку, вышла на улицу и сбежала с пригорка, на котором  располагался дом, за углом она повернула направо и направилась пешком в район станции Хехва (Hyehwa).  Идти было недалеко, вечерний город привычно шептал ей что-то неуловимое, теряющееся в шелесте листвы и шуршании шин, а Мария вдыхала запах ночи и прошедшего дождя. Около станции метро она свернула на одну из боковых улиц и углубилась в хитросплетение переулков в поисках полюбившегося заведения «для особых посетителей» носивший название «Lucky cup»[1] .

Низкий заборчик, сложенный из грубого камня, был увит плющом и отгораживал крохотную террасу,  рядом со входном висел фонарь, и чисто символически располагался круглый столик и пара стульев. Девушка толкнула красную раму двери, мелодично звякнул колокольчик, оповещая о приходе клиентов, и в легкие ворвался аромат кофе и свежей выпечки.

- Добро пожаловать, -  привычно раздалось со стороны барной стойки, но когда бармен разглядел нового посетителя, он радостно улыбнулся и по-дружески воскликнул:

- О! Мари, едва узнал тебя! Добрый вечер!

- Здравствуй! – девушка махнула рукой и подошла к стойке. – Чжон У, можешь сделать для меня «Spicy and Hot»[2]?

- Нет проблем, присаживайся, через несколько минут принесу.

Мария прошла к любимому столику, одному из тех, что располагались вдоль французских окон, и принялась оглядывать зал.

Помещение было небольшим и вмещало всего пять столиков. В отделке преобладали натуральные материалы, в основном дерево и ткани, кое-где стояли живые растения, освещение было очень мягким и рассеянным, так что атмосфера была теплой и достаточно уютной. Парочка расслабленных вампиров сидела в полумраке за угловым столиком и откровенно наслаждалась обществом друг друга. Потягивая свои напитки, они тихо переговаривались, периодически сопровождая свои слова жестами или касаниями. Еще один представитель этого вида сидел напротив за соседним столом, но был полностью поглощен своим ноутбуком и яростно стучал по клавишам, Чжон У как-то говорил, что он зависает здесь, потому что ему нравится работать в кафе. Были здесь и случайно забредшие люди. Два парня ждали кофе на вынос, но вот напитки были готовы, молодые люди кивнули, забрали заказ и вышли.

Все было как обычно: тепло, уютно и спокойно. Именно здесь, в «Счастливой чашке», ей всегда удавалось на время забывать о своих проблемах. Это абсолютно не зависело от того, пила она кровь, кофе или чай, все дело было в особой атмосфере, которая принимала каждого вошедшего и окутывала его своим неуловимым флером. Девушка откинулась на спинку стула и принялась наблюдать в окно за редкими прохожими.

Через пару минут к ней подошел Чжон У и поставил заказ, большую кружку подогретой и приправленной красным перцем крови.

 - Наслаждайся, - с улыбкой произнес он, слегка обнажая клыки.

Мария прикрыла глаза и сделала долгий глоток. Острый, солоноватый и теплый напиток оживлял ее изнутри, девушка чувствовала, как он наполняет рот, проскальзывает в горло и сворачивается уютной тяжестью в желудке, откуда разливается по всему организму. Уже через несколько минут она ощутила прилив от свежей крови по всему телу, открыла затуманенные эйфорией глаза, поймала понимающий взгляд Чжон У и счастливо улыбнулась ему.  Да, это было совсем не похоже на то, как она еще пару часов назад нервно и жадно, почти захлебываясь, глотала холодную кровь прямо из пакета. Сейчас ей было уже значительно лучше. Девушка с наслаждением небольшими глотками, медленно смакуя каждый, допила свою порцию и полностью расслабилась, привыкая к ощущению сытости и покоя. Не прошло и пары минут, как сознание прояснилось, а зрению вернулась почти болезненная четкость. Даже не глядя в зеркало, она могла сказать, что ее щеки окрасил нежный румянец, а в глазах появился живой блеск. Она была уверена, что от недавнего приступа не осталось не одного следа на ее теле.

Удовлетворенно выдохнув, она послала Джон У еще одну улыбку и поманила к своему столику.

- Повторить? – уточнил бармен.

- Нет, но мне нужно две упаковки «Original»[3].

- Сейчас все будет, - кивнул он и забрал со стола уже пустую кружку с символикой кафе.

Мари рассеянно поглаживала пальцами темное дерево столешницы, когда Джон У вернулся с небольшим фирменным пакетом. Типичный корейский полупоклон, правая рука протягивает пакет, левая придерживает правую.

 - Благодарю, Джон У, - встала девушка и тоже слегка поклонилась, принимая свой заказ.

Она расплатилась и с некоторым сожалением покинула любимое заведение. Светившиеся окна уже давно остались позади, когда в сгустившейся темноте на нее натолкнулась старая шаманка.

- Вторая смерть стоит за твоей спиной, ее обмануть труднее, - со злорадным шипением выплюнула старуха и не торопясь скрылась в ближайшем кривом и темном проулке.

Мария не сразу смогла двинуться с места, сердце билось чуть чаще, девушка еще раз огляделась, но больше никого не увидела. Она нервно закусила губу и зашагала прочь. Девушка не хотела принимать слова шаманки близко к сердцу, но тревога все равно не отпускала. Да, она боялась завтрашнего дня. Боялась новой боли и ее последствий. Ей нужно было еще раз обо всем подумать и хорошенько отдохнуть.

Утро новых открытий не принесло, и напряжение не отпускало. Подвешенное состояние, когда неизвестно откуда ждать подвоха и покушения на жизнь, убивало, но пока только в переносном смысле. Мари не удалось выспаться, она не могла успокоиться, бесцельно ходила по квартире, пытаясь что-то делать, только все валилось из рук.  Мысли путались, она пробовала сесть и рисовать кружочки и стрелочки в попытках разобраться, с какой стороны ей может грозить опасность, но каждый раз заходила в тупик. Так просто было придумывать мотивы преступлений и расследования в манхве, и так тяжело оказалось попасть в одну из подобных историй, когда кажется, что ты даже не знаешь с чего начать свое собственное расследование. Стрелочки и кружочки плавно перетекли в совершенно другой рисунок, а Мари, потерявшаяся в своих невеселых мыслях, даже не обратила внимания на то, что выходит у нее из-под руки. Только когда отложила в сторону карандаш, девушка посмотрела на рисунок и вздрогнула, там, на листе бумаги, сильная рука с длинными ногтями сжимала кровоточащее сердце. Она перевела взгляд на окно и сделала пару глубоких вдохов. Да, она признавала, что боится. Боится боли, боится смерти, боится, что ее налаженная жизнь рухнет в одночасье. И да, она абсолютно не была к этому готова. Но и сидеть, сложа руки, она не могла.



Надежда Чаруш

Отредактировано: 10.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: