Дважды вдова

Размер шрифта: - +

Глава 1

- Дрянь! Как ты смеешь возражать наставнице?.. Протяни руки!

Послышался свист тонкого хлыстика, опускавшегося на ладони темноволосой девочки лет двенадцати, упрямо закусившей губу и смотревшей на наставницу исподлобья. Дийра не плакала – не так уж это было больно, особенно если привыкнуть. А Дийре давно пришлось это сделать: наставница ʺфиолетовойʺ группы, сойра Кайлана, невзлюбила девочку с первых же дней пребывания в пансионе Благого Забвения. За упрямство, независимость и за то, что порой осмеливалась оспаривать решения наставницы, вот как сейчас.

Дийре досталось десять ударов, по пять на каждую ладонь, а после сойра Кайлана, не скрывая злобной радости, повторила:

- Фиолетовый кристалл. К утру.

Возражать не имело смысла, только хуже сделаешь. Дийра зло зыркнула на наставницу из-под полуопущенных ресниц. Третий фиолетовый кристалл за пятерик!.. Молящая о Забвении с ума сошла, Дийра ей что, неиссякаемый источник магии?..

- И советую помнить о смирении, упрямая дрянь! – напутствовала её сойра напоследок. – Молить Забывчивых о милости следует на коленях!

Дверь комнатушки со стуком захлопнулась, в замке провернулся ключ.

ʺМерзкая клещиха!", - с чувством, но беззвучно шепнула девочка. На коленях!.. Да Дийра лучше умрёт, чем примет эту гадкую, унизительную позу. Дворяне на коленях не ползают! Этому научил покойный отец, не говоря уже о том, что данная традиция и одновременно привилегия – незыблема. Даже Молящие о Забвении никогда не пытались на неё покуситься, даром что прибрали к рукам все ниточки власти, что постепенно выскальзывали из ослабевших пальцев королей Эйзении.

Беда была в том, что формально Дийра больше не могла считать себя принадлежащей к дворянскому сословию. С того самого чёрного дня, как в храме Забывчивых определяющий шар вспыхнул, показывая, что в девочке проснулась проклятая богами магия. В тот же день Дийра отправилась в женский пансион Благого Забвения близ столицы королевства, превратившись в одну из ʺзабытых сиротокʺ, как их презрительно именовали. Происхождение Дийры, её врождённая гордость и независимая манера держаться несказанно злили сойру Кайлану, и девочка сотню раз повторяла себе, что следует быть незаметнее. Но получалось плохо, ведь отказаться от самой себя для Дийры было хуже смерти. Пусть родные добровольно вычеркнули её из своей памяти, но сама Дийра упрямо хранила прежние привычки и манеры.

Она с тоской уставилась на пустой кристалл, который ей велено было предоставить к утру. Кайлана зарвалась, обезумев от жадности. Дийра не может заряжать фиолетовые кристаллы так часто, как того хочется мерзкой клещихе!.. Девочка чувствовала дрожание натянутой до предела струны магии, что словно бы вибрировала внутри неё. Натяни чуть сильнее – лопнет с жалким треньканьем, ударив наотмашь. Нельзя, нельзя сегодня прибегать к магии, тем более для того, чтобы наполнить сиянием фиолетовый шарик. Дийра пыталась осторожно донести это до придирчивой наставницы, но только нарвалась на лишнее наказание.

Она подула на горящие ладони, потом сглотнула набежавшую слюну, вспомнив о еде. В пансионе сейчас время ужина, и вдобавок сегодня последний день пятерика, а значит, к чаю вместо надоевших пресных лепёшек дадут кусок сладкого пирога. И только Дийра останется без ужина – в третий раз за этот пятерик!.. – потому что фиолетовые кристаллы следовало заполнять на голодный желудок, и вообще отрешившись от всего земного. Святые Сёстры, Молящие о Забвении, учили, что дух должен властвовать над телом.

Фиолетовые кристаллы заполнялись ментальной магией и после могли использоваться в соответствующих артефактах. Эти кристаллы были способны заполнять немногие ʺсироткиʺ, вдобавок на это требовалось затратить немало усилий. В так называемой ʺфиолетовойʺ группе, кроме самой Дийры, было всего десять разновозрастных девочек. И никто, кроме Дийры, не мог заряжать по два кристалла в пятерик, не говоря уже о трёх. Впрочем, три не могла бы зарядить и Дийра, хотя считалось, что она обладает очень сильным магическим даром. Или, как утверждали Молящие о Забвении, проклятием.

Магия, кроме храмовой, считалась чем-то грязным, нечистым. Детей, в которых проснулся магический дар, сразу же забирали из семьи, и они до совершеннолетия воспитывались в пансионах, где их ʺочищали от грязной магии проклятых нелюдейʺ. Святые Сёстры рассказывали, что людей, истинных чад истинных богов, проклятые Забывчивыми эльфы, гномы и орки заразили способностью к богопротивной магии. Чтобы люди могли без вреда для себя пользоваться ʺгрязной силойʺ, её требовалось очистить священными обрядами и молитвами. Но главное, требовалось очистить самих носителей силы, для этого их и забирали из семей и помещали под надзор Молящих о Забвении. Так гласила официальная версия.

Дийра снова с ненавистью взглянула на пустой камень, закреплённый на специальной низкой подставке. В идеале девочке следовало бы преклонить колени, возложить обе руки на кристалл, отринуть все суетные мысли и призвать силу. Кристалл заполнялся в течение четырёх – пяти часов, медленно и неохотно. Обычно Дийра сжимала колючий шарик в руках, удобно устраиваясь в кресле, и просто представляла, как её сила перетекает в камень. Но сегодня она понимала, что как никогда близко подошла к опасной грани, за которой её ждало выгорание. И, как следствие, неизбежный переход в жуткую ʺчёрнуюʺ группу. А это – смерть, медленная и мучительная. Значит, в ближайшее время заряжать кристалл нельзя, пусть Кайлана и взбесится от ярости. Какое она придумает наказание для ослушницы, Дийра старалась не думать. Уж в любом случае это будет менее страшным, чем выгорание.



Янтарина Танжеринова

Отредактировано: 26.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться