Дважды вдова

Размер шрифта: - +

Глава 11

Заканчивалась весна, приближался праздник смены времени года, когда по традиции гуляли два дня – в последний день старого сезона и в первый день нового. В городе намечались весёлые празднества, ночной фейерверк в честь прихода лета, а наутро - торжественное вступление в город Принца Лето со свитой. На эту роль назначали обычно самого красивого юношу и двадцать пять девушек в его свиту, из числа коих потом выбирали его принцессу на городской площади. После чего обоих "короновали" венками из душистых цветов и провозглашали Королём и Королевой Лето. Избранные правители объявляли о приходе в город нового сезона, а вечером открывали Большой Летний Бал в городской ратуше.

"Летом" последние несколько праздников был старший сын мэра – красавчик, по которому обмирали все юные прелестницы в Нейзе и его окрестностях. В этом году в свиту летнего принца впервые попала одна из бегавших к Дийре за зельями подружек  – Фиарра, дочь искусного и очень богатого ювелира, жившего неподалёку от лавки Стэона Зиймера. Фиа без умолку болтала об этом грандиозном событии несколько пятериков подряд и трепетала от предвкушения оказаться рядом с этим – ах, каким замечательным!.. – красавчиком Лормом, который, может быть, обратит внимание на неё, Фиарру. Что ж, Фиа была хорошенькой, да и возможное родство со знаменитым ювелиром мэру Нейза польстило бы, не говоря уж о немалом приданом Фиарры. Так что у подружки были неплохие шансы привлечь внимание если не самого ветреного Лорма, то хотя бы его дальновидного отца, заботящегося о будущем первенца. Впрочем, ни о каких выгодах Фиарра не думала, её головка была битком набита милой романтической чепухой. Дийру это не раздражало, но она после всего пережитого чувствовала себя взрослее и мудрее на пару десятков лет, пожалуй.

На самом деле Фиа уже приближалась к тридцатилетию – самый что ни на есть брачный возраст, что, впрочем, нисколько не мешало девушкам дружелюбно общаться. Близкими подругами их назвать было нельзя, слишком уж разные статусы, но Фиа никогда не кичилась своим богатством и не выказывала высокомерия по отношению к бедной "сиротке", ну а Дийра прекрасно помнила о собственном происхождении, пусть о нём никто здесь и не подозревал. Гордость древнего именитого рода была у Дийры в крови, всё равно не забудешь и не избавишься. Завидовать чьему-то положению или богатству она не умела, так что дружбу девушек ничто не омрачало. Правда, в доме ювелира Дийру приняли бы разве что на кухне, зато никто не мешал Фиарре бегать в лавку травника за разными полезными снадобьями и притираниями для кожи.

Весь город с нетерпением готовился к празднику. Шились богатые наряды и заказывались дорогие украшения, особенно для тех счастливчиков, кто будет на балу в ратуше. Дома перетряхивались от подвалов до чердаков, дабы всё сияло и сверкало, а ни одна зловредная пылинка не смела приглушать блеск натёртых воском полов и начищенного фамильного серебра. В общем, Нейз лихорадило в предвкушении праздника, а Дийра со Стэоном сбились с ног, с утра до ночи занимаясь изготовлением всяческих эликсиров, масочек и припарочек для придания свежести личикам дам. Впрочем, опытный хозяин также заготовил немало бутылочек с противозачаточными зельями, с усмешкой пояснив Дийре, что этот товар в праздники пользуется повышенным спросом, особенно среди незамужних девиц и их милых дружков. В самом деле, когда и повеселиться, как не в молодости! Никто не требовал, чтобы невеста была непорочной к тридцати-то годам, но невеста с внебрачным ребёнком – увольте. Такой товарец на брачном рынке популярностью не пользовался, и у "опозоренной" девицы шансов на выгодное замужество не оставалось.

Подумать о себе и праздничном наряде у Дийры не было ни времени, ни особого желания, однако Стэон в буквальном смысле топнул ногой и велел помощнице не дурить. Пусть не на балу в ратуше, но на городской площади будут все горожане. Там намечаются танцы попроще, да и угощение не такое изысканное, как в ратуше, зато веселья и искренности куда больше, как пообещал травник. Дийра вздохнула и смирилась, чтобы не расстраивать заботливого Стэона, который огорчится, если она не пойдёт на городской праздник.

Идти ей не слишком хотелось, хотя кто его знает, может, и правда будет весело. К тому же, если держаться поближе к хозяину, её никто не обидит – побоятся. Не то чтобы Дийра чего-то сильно опасалась, но внутренне всегда была настороже. Хмель развязывает людям языки и толкает совершать глупости, а беззащитная "сиротка" может показаться лёгкой добычей какому-нибудь пьяному идиоту. Дийра не хотела никого провоцировать, ей ведь ещё жить в Нейзе. К тому же, если она, защищаясь, случайно применит магию и это заметит кто-нибудь чересчур зоркий, для Дийры всё закончится храмовыми лабораториями.

За пару дней до праздника в лавку травника ворвалась заплаканная Фиарра и с порога принялась причитать, так что Дийра даже не сразу разобралась, в чём дело. Пришлось прикрикнуть на Фиа и приказать говорить внятно. Шмыгая распухшим носиком, Фиа поведала о своей беде. Оказалось, случился ужас ужасный: на щеке подружки вскочил прыщик.

- Я не могу-у-у! – заливалась слезами она. – Если только Лорм увидит это, он никогда не выберет меня, а я та-а-а-к хочу, чтобы он меня поцеловал!.. Говорят, он так сладко целуется, что просто сердце замирает и… а-а-а!..  Ди, миленькая, помоги мне, ну сделай что-нибудь, пожалуйста-а-а!..

Кусая губы, чтобы не рассмеяться – беда у человека всё-таки! – Дийра стала утешать расстроенную подружку. Она не испытывала злорадства, но чувствовала себя настолько далёкой от подобных "трагедий", что даже чуточку грустно становилось. "Ох, девочка, мне бы твои беды", - подумалось Дийре, пока она ободряюще похлопывала Фиа по руке и уверяла, что её эликсирчик вкупе с особой мазью непременно помогут, прыщик за ночь исчезнет. И неважно, что "девочка" лет на двенадцать старше, Дийра ощущала себя куда взрослей этой милой, домашней, чуточку балованной черноволосой красавицы с персиковым румянцем на щёчках.



Янтарина Танжеринова

Отредактировано: 26.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться