Дважды вдова

Размер шрифта: - +

Глава 22

К тайной радости Дийры, все встречи с графским сыном свелись, в основном, к совместным ужинам. Ещё изредка Шейдор приглашал супругу присоединиться к ним на прогулке верхом, но и тут дело ограничивалось вежливо-отстранёнными репликами на приличествующие темы, вроде погодных явлений, статей лошадей или видов на урожай будущим летом.

После разговора Киннара с отцом оба вернулись только под вечер, хмурые и озабоченные, но, кажется, их это только сблизило. Киннар выглядел притихшим, больше не задирал новообретённую мачеху, да и вообще старался на Дийру лишний раз не смотреть. Её это вполне устраивало, она сама окопалась в "кабинете зельевара" и с упоением занялась приготовлением всяческих снадобий, в том числе из приснопамятной голубой ледяники. Шейдор с сыном либо проводили время в графском кабинете, обсуждая свои дела, либо ездили по графству, порой даже оставаясь ночевать где-то в окрестных деревнях. Насколько Дийра поняла, Шейдор взялся всерьёз приучать сына к делам управления своими землями.

Тиор сказал, что раньше Шейдор всё время таскал наследника с собой, учил вникать во все мелочи и быть настоящим хозяином на землях, которые однажды унаследует. Потом Киннару исполнилось шестнадцать, и граф с "племянником" отбыли в столицу, ко двору. Шейдор одно время даже был наставником в верховой езде у самого наследного принца, но потом на семейство раэ Нейзир обрушилась королевская немилость. Киннара сослали на Границу, Шейдора – в Тар-Нейзе, и они два года не виделись. Дийра догадалась, что отчуждение между отцом и сыном появилось тогда же, а потом только усугублялось. Ведь в письмах тайное обсуждать не будешь, а видеться им запретили, так что, если Киннар считал, что отец в чём-то перед ним виноват, то эта обида, как гнойник, набухла и прорвалась нынешней мерзкой выходкой.

В общем, понимать-то Дийра этого… пасынка понимала, но прощать его не тянуло. Ради Шейдора вела себя вежливо и ровно, но Киннару не доверяла. Может, конечно, слова отца как-то на него повлияли, но лучше всё равно держаться настороже. Кто там его знает, когда он снова взбрыкнёт… вот же конь норовистый!

Из-за чего именно Киннара сослали служить в Пограничных Легионах, а Шейдору запретили появляться при дворе, Дийра не расспрашивала. Выведывать чужие тайны она не стремилась, тем более что уже поняла: Шейдор рассказывает ровно столько, сколько считает нужным. Захочет – поведает, а если сочтёт, что это знание для юной супруги лишнее, то отделается язвительным замечанием.

Отпуск Киннара закончился, и графский наследник отбыл к месту службы. Граф подарил ему новенький магомобиль - роскошный, чёрный, очень быстрый, на котором Киннар и уехал в сопровождении нового личного слуги или денщика, кажется, у военных они так называются…

С Дийрой Киннар распрощался накануне, после ужина – очень вежливо, сдержанно, стараясь избегать взгляда в глаза. Но на рассвете её разбудил шум внизу, и она, осторожно выглядывая из-за шторы, наблюдала за отъездом графского сына. Не хотелось, чтобы её застали за этим, будто она подглядывать собралась. Просто интересно стало, тем более что она впервые видела Киннара в форме. Ему шло, кстати; тёмно-коричневый мундир ладно сидел на его фигуре, подчёркивая тонкую талию, узкие бёдра и плечи, уже почти такие же широкие, как у Шейдора.

Подошёл Тиор, все эти дни, кажется, намеренно избегавший Киннара, и мужчины обнялись вполне мирно. Наверное, ссора была исчерпана или Тиор первый решил пойти навстречу, но в любом случае, Шейдора это уж точно порадовало. Супруг улыбнулся и положил обоим руки на плечи, что-то сказав, отчего все трое расхохотались. Всё ещё посмеиваясь, Киннар забрался на водительское сиденье и укатил. Надо сказать, Дийра почувствовала искреннее облегчение, только теперь осознав, насколько же её напрягало это постоянное ожидание подвоха.

Шейдор исполнил обещание, и на следующий день после отъезда сына пригласил Дийру на прогулку в Долину. Тиор ехал с ними, но магомобилем Шейдор предпочёл управлять сам. Похоже, слухи не врали, супруг действительно любил магические экипажи.

В Долине они сразу направились к той пещерке, где Дийра прятала убежавшего эльфа. Супруг о ней, похоже, прекрасно знал, да и вообще, Дийра не сомневалась, что здесь он изучил каждый камешек и каждую травинку. Тиор тащил с собой корзину с припасами и удобные подстилки, но Шейдор отобрал у него часть поклажи, едва они миновали узкий проход. Как же они в остальное время умудряются выдерживать роли слуги и господина?.. Дийру так и подмывало как-нибудь спросить у Тиора, не испытывает ли тот обиды из-за своего подчинённого положения, но опасалась его задеть. Всё-таки это очень личное, и касается только их двоих, да ещё Киннара, пожалуй.

- Остановимся здесь, - сказал супруг, когда они достигли пещерки, сейчас уже не так хорошо скрытой кустарниками, как в середине осени: листья облетели, и сквозь голые прутья виднелось тёмное отверстие входа. – В пещеру не пойдём, пожалуй. На свежем воздухе приятнее. Вы ведь, разумеется, знаете о пещере, Дийрана?

Он не спрашивал, а почти утверждал, и Дийра не стала отрицать.

- Знаю. Я обнаружила её случайно, ещё весной, когда мы сюда со Стэоном приходили.

- Хорошо. По крайней мере, тому эльфу было, где укрыться, - чуть усмехнулся муж.

Дийра покосилась на Тиора, но беспокоиться по поводу того, что сказано лишнее, она не стала. Юная графиня уже поняла, что от кузена Шейдор ничего не скрывает.



Янтарина Танжеринова

Отредактировано: 26.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться