Две луны Мезозойской эры

Размер шрифта: - +

3. Малыш

Эта семейка приходила на его поле в одно и то же время.

         Басс узнавал об их появлении по дрожанию земли под ногами. Впереди всегда брёл папаша, нехотя волочивший за собой шестиметровый хвост. За ним и чуть сбоку тащилась мамаша, усердно переваливаясь на столбообразных ногах. Малыш появлялся самым последним. Он скакал вприпрыжку, высоко поднимая лапы, и даже издалека было видно, как ему весело.

         Почему аллозавры выбрали его купол, Басс не представлял. Здесь росла пшеница, и его поле ничем не отличалось от других таких же наделов, на которых тоже что-то росло. Аллозавры – хищники. Они не едят пшеницу, но эта троица приходила сюда каждый вечер. Самец и самка утыкались в невидимый купол огромными мордами и какое-то время стояли так, словно пытаясь сообразить, что же их не пускает дальше. Потом они с тяжёлыми, шумными вздохами ложились вдоль границы действия купола и замирали. Малыш, побегав от одного родителя к другому, подскакивал, наконец, к Бассу – тот уже ждал детёныша у периметра.

         Малыш был совсем маленьким, чуть выше человеческого роста. Он садился на хвост, закрывал глаза и протягивал Бассу голову на тонкой и по-детски ещё короткой шее. Его передние трёхпалые лапки с нешуточными, между прочим, когтями уморительно подёргивались, как у выпрашивающей подачку дворняжки. Басс, невольно улыбаясь, принимался его гладить.

         Тело Малыша уже начинало покрываться кератиновыми бляшками, но гребень на носу пока не появился. Здесь кожа была нежная, тёплая, нагретая яростным мезозойским солнцем. Как и у всех детёнышей динозавров, на морде Малыша росли мелкие пёрышки, напоминающие мягкую шёрстку. В этой шёрстке, от внутреннего угла большого глаза, тянулся мокрый след от слезы, как у оленёнка.

– Ах ты, глупая скотинка, – сказал Басс жалостно. – Никто-то тебя здесь не гладит!

         Малыш приоткрыл веко, сверкнул дурным стеклянным глазом и, согласно выдохнув, подставил Бассу морду другой стороной.

         Послышался тихий шелест капсулы, приземлившейся на крышу спального корпуса. Скоро подошёл Янки.

– Теперь я знаю, почему на Земле вымерли динозавры! – вместо приветствия сказал он.

         Янки всегда возвращался домой раньше всех: его поле находилось от основного купола ближе других наделов. Он стал почёсывать Малыша возле уха. Тот довольно засопел приплюснутым носом.

– Как дела? – спросил Басс у Янки.

– Плохо, доктор Стар, – ответил тот. – Мне кажется, моя пшеница заражена базальным бактериозом.

– По инструкции полагается выявить возбудитель, – сказал Басс.

– Да. Я взял образцы. После ужина начну. – Янки вздохнул: ему не хотелось торчать вечером в лаборатории.

         Почти одновременно прилетели Сэм и Гамэн. Они тоже подошли к Малышу.

– Вечерний груминг? – произнёс Сэм с издёвкой, засовывая руки в карманы джинсов.

– И ты тоже здравствуй, – ответил ему Басс.

         Гамэн, глядя на Малыша, сказал с улыбкой в голосе:

 – Ласковый… Ну, прямо, как телёнок!

         Он обернулся и позвал Сэма:

– Пойдём, погладим!

– Сюда бы классную тёлочку. Уж я бы её погладил, – проворчал Сэм и вдруг вскричал возмущённо: – Ну, почему к нам женщин не берут?.. С тоски же подохнуть можно!

         Гаитянин Сэм обладал неудержимым мужским темпераментом. К концу полугодовой вахты характер его портился основательно. Сейчас подходил к концу пятый месяц, и Сэм уже пару раз сцепился с Янки, дело чуть не дошло до драки.

         Янки тоже об этом помнил. Он фыркнул и ответил Сэму ядовито:

– Женщин сюда не берут потому, что они не вынесут запаха твоих носков!

– Ты свои носки понюхай, придурок! – Не остался в долгу Сэм, и его чёрное красивое лицо скривилось, как в плохом зеркале.

– А не пойти ли тебе к свиням! – лениво огрызнулся Янки по-русски. 

         Гамэн растерянно глянул на того, на другого, отвёл глаза и поспешил спросить у Басса, продолжая разговор:

– Нет, как вам это удаётся, доктор Стар? Вот ко мне на поле никто не приходит. Ни одна зверюга, даже самая маленькая.

         Басс ответил совершенно серьёзно:

– А я говорю им мысленно: «Я пришёл к вам с миром от имени всего человечества!»

         Сэм хохотнул.



Нина Запольская

Отредактировано: 30.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться