Две луны Мезозойской эры

Размер шрифта: - +

Прода от 28.07.2019.

Они пошли, вытянувшись цепью, и скоро оказались в тёмной мангровой чаще. Было жарко, душно, безмерно влажно, а над головами летали звенящие тучи москитов. Со всех сторон их окружали одинаковые мезозойские деревья, покрытые белёсым помётом птерозавров, серыми мхами и нитями грибниц с липкими на вид наростами-грибами. Из-под воды торчали воздушные корни, они оплетали, давили и, казалось, душили всё вокруг. Одинаковые неширокие протоки были заполнены стоячей чёрной водой и островками матов. Откуда-то волнами накатывала вонь. По-прежнему было тихо, только неподалёку что-то большое хлопало по воде, словно хвостом.

– Не нравится мне эта тишина, – сказал Полонский-старший в спину Басс. – А вам, доктор Стар?

– А мне надо в арьергард, – ответила она и остановилась, пропуская его вперёд.

Те фуражиры, которым необходимо было срочно отлучиться, чтобы «инжектировать нанитов», уходили в конец цепи, но сейчас она решила поговорить с Мики, который шёл самым последним. Она дождалась Мику и пошла рядом с ним, не зная, как начать разговор. Спросила, наконец:

– Ну, как ты тут? Не страшно идти последним?

– Нет, ведь за моей спиной бежит пёс. Пёс – отличный сторож, – ответил тот и пошутил: – И я не последний в цепи. Я – двенадцатый.

Она улыбнулась его шутке и заметила:

– Хорошо ты с ним управляешься. Жаль, что остальные наши псы утонули.

 Потом решилась и спросила, притормаживая его за руку и останавливаясь сама:

– Кто ты по профессии, Мика?

– Биоинженер, доктор-тян.

– А где ты был в ночь аварии?

– В ночь аварии я был у себя, доктор-тян, – ответил он и вдруг посмотрел на неё ясными глазами: – Вы тоже думаете, что пожар произошёл не случайно?

Басс не знала, что ответить. Она пошла, догоняя впереди идущих, потом попросила:

– Иди и передай Янки, чтобы он сменил меня в арьергарде. Пусть побудет двенадцатым.

Мика быстро ушёл. Робото-пёс подбежал к ней, ткнулся в ногу и опять отстал на пару шагов.

Было неуютно и очень одиноко идти последней в этой тёмной галерее из странноватых деревьев. Солнце сюда не проникало. Ветра не было, но всё равно ей почему-то казалось, что ближайшие деревья качали или даже шевелили ветвями и тянули к ней свои искривлённые побеги-пальцы. Время от времени, справа и слева, раздавались звуки, словно что-то с глухим плеском падало в воду. Да и вода стала мутная, по ней уже плавали вперемежку с пузырящейся мутной пеной тёмно-зелёные растения, похожие на лоснящиеся небольшие круги или диски. Духоты и запахов она почему-то больше не ощущала.

Но скоро к ней пришёл Янки.

– Вы меня звали, доктор Стар? – спросил он, приближаясь.

Она остановилась и тихо ответила, заглядывая к нему в лицо:

– Да, у меня есть к тебе мужской разговор… Хочу спросить… Что ты делал на крыше спального корпуса в ночь аварии?  

– Смотрел на возгорание, – ответил он, и сухие тонкие губы его скривились грустной усмешкой.

– Смотрел на возгорание?.. Зачем?

– Чтобы оценить степень угрозы. Мы должны были лететь к точке эвакуации на капсулах.

– А ты понимаешь что-то в возгораниях?

– Да. Я служил в пожарных частях. Был файерфайтером.

– Файерфайтером? Я думала, что ты военный.

– Военным я тоже был… Пока численность войск не сократили.

– Ну… И как ты оценил это возгорание на крыше?

– Это поджог. Загорелось сразу в нескольких местах, тут ребёнку понятно.

– А как ты попал в Провиантский полк?

Янки молчал. Разговаривая с нею, он не переставал ощупывать взглядом заросли за её спиной и настороженно поглядывать на пса, сидящего в двух шагах – не чувствует ли тот опасность? Где-то впереди по ходу движения отряда громко заработала пила: это кто-то из парней нашёл сухое дерево для вечернего костра.

– Хорошо, подробности оставь на потом, – сказала она. – Давай только факты.

– Факты? – переспросил он и повторил с той же кривой усмешкой: – Факты, значит… Очнулся в госпитале. Предложили вступить в программу. Я записался. Всё!

Он замолчал, потом выговорил вдруг:

– Ладно, доктор Стар. Если по-мужски, то я тоже спрошу.

Он опять замолчал и посмотрел на неё – прямо в зрачки, и Басс напряглась, готовясь к чему угодно. И Янки спросил:

– Что? Всё это с нами уже было, доктор Стар? Весь этот Мезозой, да?..  А водопад тогда – что же?.. Что же тогда с нами сейчас происходит?

– Я не знаю, Янки, – честно ответила она.

****

Червяки были большие, метра по полтора в длину.

Они клубками лежали на этой большой, состоящей из матов поляне, определённо считая её своей, но близилось время ночной стоянки, под которую отряду было крайне важно найти подходящее место.

– Фан! Червяков – долой! – громко заявил Фрейд и первый вступил на поляну, явно собираясь в своей обычной манере вытолкать её обитателей пинками за периметр.

– Фрейд, стой! Что ты в самом деле? – остановила его Басс, ухватив за рукав.

– Да ладно вам, доктор Стар! – Потянул свой рукав Фрейд. – Это ж всего-навсего червяки.

– Только почему у этих червяков на хвостах ноги есть? ­– осторожно заметил Янки.

– А это не змеи? – с опаской спросил Петрович.

– А змеи бывают с ногами? – отозвался Сэм, уже улыбаясь.

– А я знаю? Может, у древних змей были задние ноги. Но у червяков ног точно нет. Ни задних, ни передних, – ответил Петрович.



Нина Запольская

Отредактировано: 09.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться