Две луны Мезозойской эры

Размер шрифта: - +

Часть 2. Хард скилл: Легионер-капитан (шутер от третьего лица)__ Глава 1. Падают звёзды.

****

Вода была грязная, мутная, глинистая.

По воде расходились частые круги от дождевых капель. И пасмурно тут было, как обычно бывает во время дождя. Только этот мир был ему незнаком. И дождь этот был незнакомый. Дождь даже пах по-другому, неправильно.

Куда же я попал?.. Куда меня занесло?.. Где я?

Басс, стоял по шею в воде, кажется, на проезжей части, а на тротуаре, – совсем рядом, возле его лица, почти у самых глаз, – стояли чьи-то ноги в дорогих туфлях. Туфли были мужские, блестящие, ухоженные, какими бывают обычно туфли чиновника высокого ранга. На шнуровку туфель немного наползали отвороты серых брюк – наползали слегка, как им и предписывалось модой: Басс почему-то совершенно определённо знал об этой моде. Но главное: и туфли, и ноги в этих туфлях были совершенно сухими. Басс лихорадочно дёрнулся глазами вверх: это действительно был мужчина, точнее, господин в дорогом сером костюме, и этот лощёный господин почему-то не видел его.

Басс запрокинул голову и громко попросил:

– Помогите!

Мужчина не шелохнулся.

– Помогите мне вылезти, я здесь! Внизу! – закричал Басс громче.

Мужчина никак не реагировал. Он продолжал стоять и смотреть куда-то, словно ожидая сигнала, который разрешит ему движение, разрешит пойти туда, куда стремились и все остальные люди, стоящие за ним. Басс трогал, дёргал, теребил эти туфли, потом стал стучать по ним кулаком и орать. Никакого ответа!

«Вот точно так же динозавры с детёнышем пытались проникнуть к нам за охранный купол и не могли, но мы их хоть видели!» – подумал Басс в отчаянии.

Он закрутил головой, лихорадочно оглядываясь. Каким-то звериным чувством ему стало понятно, что сейчас сигнал будет, что сейчас все пойдут куда-то… Какая-то лестница вела под землю, по ней струилась вода и текла вниз каскадом… И вот люди начали движение, повинуясь этому сигналу, они вступили в воду к Бассу, и он отпрянул в сторону, потом отпрянул опять, и ещё, и ещё раз, но скоро понял, что люди не видят его, они не знают, что он внизу, что он застрял в этой мутной воде, застрял между двумя мирами.

Да что же это?.. Как такое получилось? Мне нужна срочная эвакуация, срочный выход из этой игры! Какую нажать кнопку?

Потом на него стало наезжать колесо, появившееся словно бы ниоткуда, и он закричал в ужасе.

****

Мне этот бой не забыть нипочём, – 

Смертью пропитан воздух. 

А с небосклона бесшумным дождём

Падали звёзды. 

Вот снова упала, и я загадал – 

Выйти живым из боя! 

Так свою жизнь я поспешно связал 

С глупой звездою.

 

В. Высоцкий «Звёзды».

 

Ещё никогда в жизни капитан Темплтон не был так раздосадован, как сегодня, после пропажи своего револьвера.

Даже не «раздосадован», – это не то слово, – а шокирован, раздавлен, смят.  Этот револьвер, – маленькую, роскошную, смертельно опасную безделицу, – он подарил жене незадолго до её скоропостижной кончины, теперь всегда носил при себе, и вот револьвер исчез.

Капитан в который раз угрюмо покосился на маленький букетик цветов, стоящий на чайном столике рядом с молочником, и спросил:

– Ну что же, сэр Чарльз? Отдадим?

– Да не хочется, капитан. Ах, как не хочется, – тут же отозвался тот и поправил холёными пальцами с круглыми твёрдыми ногтями свой мелок на зелёном сукне.

Сэр Чарльз Уоррен слыл сильным винтёром, который, как и каждый истинный англичанин, относился к этой игре с серьёзным изяществом. Соперником он считался опаснейшим, но сегодня они составили с капитаном Темплтоном пару. Вторую пару образовали полковник Таусенд и судья Гарстин – тоже достойные партнёры в винт и приятнейшие джентльмены. Но то ли капитан был сегодня не в себе, то ли эта белуджистанская ночь выдалась на редкость душная и жаркая, а только игра явно не задалась.

Когда они закончили роббер, сэр Чарльз досадливо поморщился и сказал:  

– Вы сегодня плохо играете, капитан… Сбрасываете не те карты и всё время смотрите на молочник.

Капитан Темплтон вздохнул, откинул рукой седые волосы со лба и ответил:

– Простите меня, джентльмены, я сегодня сам не свой… У меня из номера пропал мой револьвер… Последний «Смит-Вессон», модель 1902 года. 

– Ледисмит? – переспросил полковник Таусенд со своей обычной всезнающей и чуть надменной улыбкой.

– Вы совершенно правы, – подтвердил капитан и добавил, объясняя: – Этот револьвер я купил покойной жене для её безопасности.

Судья Гарстин перестал постукивать папироской о серебряный портсигар и поднял настороженные глаза на капитана. На губах полковника Таусенда постепенно погасла улыбка.

– Оружие – это серьёзно. Кого вы подозреваете, капитан? – спросил сэр Чарльз.

Он достал из бокового кармана полотняный платок, пахнущий одеколоном, и стал промакивать вспотевший лоб неспешными, аккуратными движениями. Услышав из дальнего конца гостиной веранды громкие голоса других игроков, он чуть повернул голову в ту сторону, потом в упор посмотрел на капитана и переспросил:

– Так кого вы подозреваете?

            Капитан Темплтон ответил:

– Мне очень подозрителен здешний отельный слуга Хафизулла… Он из афганцев. Умён, амбициозен, прекрасно говорит и даже читает по-английски и явно гордится этим… Я думаю, он очень хотел бы иметь револьвер. Остальные слуги – забитая неграмотная деревенщина… Крестьяне из племени белуджи, которые украдут скорее ишака. Зачем им оружие?



Нина Запольская

Отредактировано: 18.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться