Две стороны монеты

Размер шрифта: - +

Глава пятая

 

— Вот не понимаю я, как можно бросить человека? Я кошку из дома выбросить не могу, а он людей из жизни выкидывает, — Анжелика начала истерично рыдать.
Обняв девушку за плечи одной рукой, Тимур пошарил другой рукой в кармане рубашки. Вынув связку ключей, он протянул их Лике.
 — Ч-что эт-т-то? — спросила она, смотря на ключи полными слез глазами.
 — Ключи от моей квартиры, — объяснил Тимур. — Можешь пожить в ней, пока меня держат тут…
Он замолчал, увидев, что Анжелика медленно качает головой, причем ее светлые волосы раскачиваются из стороны в сторону, а уголки губ приподнимает загадочная и непонятно чем вызванная улыбка.
 — Ах, Исмаилов, до чего же ты наивный в свои двадцать пять! — сквозь слезы произнесла девушка. — Пожить? Да ты даже не представляешь во что попал… А я? Я им больше не нужна! Ну и считая то, что я слишком много знаю, меня просто…хм убьют.
— Нет!
Она посмотрела на него озадаченно.
 — Что «нет»? — заговорила Анжелика. — Думаешь, они оставят в живых ненужного человека, который слишком много знает? Нет уж… Знай, тут только лучшие.
 — Но ты была лучшей! — в лаборатории появилась Екатерина. — Мы слышали, как Пахомов называл тебя «лучшим агентом „Кобры“»!
Анжелика перевела глаза с Тимура на только что вошедшую девушку, и в них мелькнула горечь.
 — Я была лучшей, — тихо, очень тихо.
Кате вдруг стало более-менее понятно. Понятным было и то, что сейчас перед ними стоит не лучшая из «Кобры», а обычная, до смерти напуганная, но с трудом сохранявшая спокойствие девушка. С синяками под глазами, бледная, как мертвец.
 — Но тебя же не убьют?! — с надеждой в глазах, спросила Миглина, переводя глаза с Лики на Тимура и обратно.
Ответа не последовало.
 — Нет-нет-нет. Так не может быть. Лика, так не может быть! Кто тебя тогда за язык тянул? — воскликнула Миглина, и в ее темных глазах появились слезы.
Все вспомнили, как Анжелика высказала Пахомову свое мнение о его просто безумном проекте. Но никто тогда даже и представить не мог, чего ей будут стоять те громкие слова.

// Яркая луна за окном столовой освещала землю бледным тусклым светом. За окном виднелась сказочная неподвижная картина: озеро, отражаемое лунным светом, уличные фонари, где-то росли поодиночке сосны и… железная тюремная колючая сетка-забор.
Шесть человек сидели за столом и ужинали в гробовой тишине. Показывало полпервого ночи.
За последние три дня все они научились ложиться поздно и просыпаться рано. Каждый день они работали над созданием смертоносного вируса.
На цыпочках в столовую вошла длинноволосая девушка, с которой никто не поздоровался. Она растерянно посмотрела по сторонам, держа в руках чашку с кофе.
 — Люди, — Анжелика сделала паузу, суматошно подбирая правильные слова. — Вы что, мне бойкот объявили?
Александра что-то прошептала на ухо Димитрию Афанасьеву, и он, кивнув, посмотрел на АРТ.
 — Какой бойкот? Нет, конечно, нет. Садись за стол, — прокомментировал Димитрий Афанасьев, не отвлекаясь от пюре с сосисками.
 — Можешь сесть рядом со мной, — Александра указала на свободный стул между ею и Тимуром.
Анжелика, по совету шатенки, уселась за стол рядом.
Пожелав всем приятного аппетита, Лика принялась за горячее крепкое кофе.
Снова тишина заполнила пространство вокруг длинноволосой. Она почувствовала себя в вакууме, словно отрезана от пространства, словно ее закопали в землю.
Мысли перескочили на землю. Теперь все хорошее отошло на второй план. Мысли о еще не созданном вирусе, о смерти миллиардов людей… Это все так естественно для 21 века, но одновременно все так неправильно.
Кофе показалось девушке слабым, хотя она приготовила его как обычно. Может всему виной атмосфера? Анжелика не раз замечала на себе недоброжелательные взгляды со стороны сидящих.
Тишину нарушил чей-то приход.
Анжелика встрепенулась.
 — Приятного аппетита, друзья, — это был Пахомов.
 — Мы вам не друзья, — пробубнил себе под нос Никита Олейник, и мысленно добавил: — «Мы тут пленники, если вы не забыли.»
Пахомов вместо ответа ухмыльнулся и обратился к длинноволосой:
 — АРТэ, как я вижу, ты уже со всеми подружилась. Что ж, молодчина.
Анжелика напряжённо следила за Пахомовым, не понимая, зачем он пришел в такое время. Пожелать приятного аппетита — слишком глупая причина, но другой она не знала.
В ответ на слова мужчины только кивнула.
 — Приятно, что есть люди, которые поддерживают твои интересы, планы, идеи, — совершенно спокойно говорил он. — Которые хотят того же, что и ты. Поддержка сейчас очень важна.
 — Я не поддерживаю вас, — неожиданно сама для себя, выпалила Анжелика.
 — Я не расслышал, подойди сюда, — позвал ее Пахомов.
На самом деле он все прекрасно расслышал, просто решил дать ей шанс исправить сказанное.
Лицо девушки оставалось непроницательным. Она видела одно: ненависть, горящую в карих глазах Пахомова, злость и недовольство. Любой другой, поумнее, кивнул бы и извинялся. Но не АРТ.
Подойдя к начальнику, она подняла голову и посмотрела ему в глаза.
 — Повтори, — приказал Пахомов.
 — Я не поддерживаю ваши идеи. Наоборот, я считаю, что создавать этот смертоносный вирус глупая идея. Никто не имеет права забирать жизни ни в чем невинных людей… Даже вы. Это жестоко и подло!
Боль динамитом взорвалась в голове девушки, когда Пахомов влепил ей хорошую пощечину.
Сидящие в столовой замерли, заметив, как длинноволосая девушка упала на пол от сильного удара, но на этом ее страдания не закончились. Пахомов схватил девушку за горло и немножко приподнял.
 — Я сам решаю что подло, а что нет. Поняла?! — прорычал он на ухо девушке.
 — Отпусти её! — вмешался Димитрий Афанасьев, привстав из-за стола.
 — Еще поговорим, — Пахомов убрал руку с её шеи, и девушка повалилась на холодный пол, откашливаясь.
Алесь Пахомов был чернее тучи — несомненно слова агента АРТ разозлили его не на шутку. Осмотрев сидящих за столом еще раз, начальник вышел из столовой.
Александра и Антон сорвались с места и бросились к лежащей на полу длинноволосой девушке.
 — Анжелика! — Лаврентева упала перед ней на колени и положила свою руку ей на плечо.
Светловолосая покачала головой, пытаясь избавится от боли. Правая щека щемила от удара. Повернувшись лицом к Саше, Анжелика слабо улыбнулась.
 — Все хорошо. Со мной все хорошо, — начала оправдываться она. — Я, пожалуй, пойду в свою комнату. Мне нужно умыться.
 — Мы отведем, — Александра твердо посмотрела на Антона Винника.
Парень закивал головой. //

— Да, лучше бы ты тогда промолчала, — согласился с Катей Тимур. — Я даже не ожидал от тебя таких слов. Ты тогда всех нас удивила.
 — Лучше смерть, чем отказ от своих убеждений, — усмехнулась Анжелика. — Ладно, попрощались. Пойду я уже.
 — Нет! — рука Тимура потянулась к плечу светловолосой. — Тебя же убьют.
 — Еще свидимся, — она легонько коснулась руки Тимура своей и медленно убрала ее с своего плеча.
На прощанье они все обнялись. Лике теперь было жалко расставаться с ними, что-то ей нравилось в этих простых людях. Она рядом с ними чувствовала себя нужной.
Анжелика выбежала из дома через черный ход, сжимая в руке какие-то ключи. Перелезла через колючую сетку, вставила ключ зажигания в стоявший в кустах мотоцикл.
Она была напугана, но пыталась держаться как можно спокойней. Усталость и физическая, и эмоциональная придавили ее окончательно. Девушка резко села на сиденье мотоцикла, ухватившись руками за ручки.
Мотоцикл рванул вперед, выскочив на пустую дорогу, и помчался. Длинные светлые волосы, собраны в высокий хвост, развевались на ветру, но никак не мешали девушке.
Пригнувшись и внимательно следя за дорогой, она все набирала и набирала скорость.
« А куда я еду?» — появилась мысль в ее голове, заставляя притормозить. — « У меня ведь нет дома, нет места, где я могу спрятаться. А от кого я прячусь? От людей, которых на протяжении пяти лет называла своей семьей?»
Анжелика повернула в сторону дороги, ведущей за город.
«В аэропорт ехать нету смысла. У меня ведь все деньги остались там. Хотя в кармане есть немного, но этого недостаточно», — девушка сбавила скорость до пятидесяти и, проехав так метров двести, снова нажала на газ. Проехав мимо дорожного указателя, который сообщал про конец города, на ее лице появилась самодовольная улыбка. — «А что если о планах Пахомова рассказать власти? Я спасу миллиарды людей?.. А зачем их спасать? Может лучше ни фига не делать? Оставить все как есть. Сейчас люди странные пошли, сами врут, а от других требуют правды. Этот мир гниёт на глазах. В нем уже нет настоящих и искренних чувств. Убийства, ограбления, ложь и предательство… Нет, лучше я оставлю все как есть.»
Мотоцикл остановился напротив полуразрушенного дома. Анжелика сняла шлем и, повесив его на ручку мотоцикла, медленно, постоянно оглядываясь по сторонам, пошла в направлении дома. Так и не подозревая, что за ней по следам едет черное «БМВ».



Lika Terner

Отредактировано: 08.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться