Две жизни Эмили

Размер шрифта: - +

Глава 28.

Кажется в моей комнате завелась мышь. Очень активная и громкая. Он беспрестанно пищала, не давая мне спать. Я снова была наказана за непокорность, и эта наглая мышь, возможно, прямо сейчас доедала мой кусок хлеба — единственную пищу на сегодня.

Я постаралась встать и прогнать нахалку. Сил не хватало даже открыть глаза, а боль от побоев стала такой привычной, что я ее уже не чувствовала. Я с трудом села на кровати. Голова кружилась от голода и слабости, меня ощутимо качало. Мышь запищала веселее, видимо торопясь дожевать тот кусочек, что еще остался. Не дам. Это мое. Я, помогая себе руками, которые кажется были привязаны к кровати подвинула одну ногу к краю своего топчана. И вдруг дверь в мою конуру хлопнула, и какой-то смутно знакомый господин закричал:

- Эмили! Ты пришла в себя, - и кинулся ко мне. Вот сволочь. Я обреченно расслабилась, зная, что меня ждет. И этот господин принялся укладывать меня на спину. Видимо так ему нравится больше. Хорошо хоть не бьет, что не встала на колени, как он вошел.

- Эмили, - какая-то женщина, тоже смутно знакомая, вошла вслед за мужчиной. Уйди, дура, вяло подумала я, сейчас нам обоим достанется. А так... может быть он обойдется только мной. Слишком уж молодой голос был у этой девочки. Жалко.

- Что здесь происходит?! - голос господина графа, моего супруга, мгновенно вынес меня с кровати, разрывая веревки. И я опустилась на колени, приветствуя того, кому принадлежала.

Господин не любил, когда я говорила. Поэтому просто молча склонила голову. Глаз я так и не открыла, господину все равно, а мне хоть немного легче.

-Эмили? - все три голоса сложились в один, полный недоумения. И мышь вторила им истеричными воплями.

Этот, посторонний, кинулся ко мне, поднимая на постель. Надо же, как ему неймется, уныло думала я, даже при господине графе. Значит важная шишка. Я позволила уложить себя и согнула ноги в коленях, облегчая доступ. Раз муж здесь сопротивляться нет никакого смысла. Будет только хуже. Пусть уж, быстрее сделает свое дело и оставит меня в покое. Хотя, если пришел сам граф, покой мне вряд ли достанется.

- Эмили, что с тобой? Все хорошо, - шептал этот господин, пытаясь выпрямить мои ноги, пока я обреченно ждала, когда его скверна коснется меня.

Ровная твердая поступь графа, он шел к моей постели заставила напрячься, а слезы сами потекли из все еще закрытых глаз. Кажется, когда они уйдут, я снова буду валяться кучей тряпок от опустошения. Избитая и мечтающая умереть. Господину графу нравилось бить женщин во время осквернения, он смеялся и говорил, что так мы отдаем гораздо больше. Потому что магия рвется защитить тело от повреждений.

Его рука коснулась моего лба. Я пискнула от ужаса, непроизвольно сжалась, а потом обреченно расслабилась. Господину нравился мой страх, и малейшее проявление заставляло его терять голову и быть еще грубее. Но вместо обычной пощечины, он просто положил голову мне на лоб и приказал:

- Лежи тихо, Эмили. - Я послушно расслабилась, а из глаз потекли слезы, - что с тобой? Ты что-то вспомнила? Тебя кто-то держал в плену? Пытал? Мучил?

Вопросы были странные. Да, будь ты проклят, муж мой. Ты! Ты мучил меня! Бил! Издевался! Отдавал на потеху своим друзьям и слугам! Ты! И я понимаю, что это очередная игра, забава, чтобы забрать у меня еще те крохи магии, которые можно выколотить из моего истерзанного тела.

- Да, господин, - ответила я непослушными губами, - я все помню. И буду покорна и послушна вашей воле, господин. Пожалуйста, не надо меня мучить, господин. А отдам все, что у меня есть.

- Эмили? - влез в разговор второй, - не понимаю. Савичкин, что это значит?! Что ты опять сделал?!

- Я?! Да что опять я-то?! Твоя девица съехала с катушек, а я снова виноват?! - господин граф оправдывался перед этим вторым, как мальчишка. Бог-Отец! Да кто же этот второй и, самое главное, что ему от меня надо? И почему он так странно обращается к господину графу. Савичкин... похоже на детское прозвище.

- Если ты ее обидел, тебе конец, - второй господин склонился надо мной, и мягко попросил, - Эмили, открой глазки, посмотри на меня.

Ослушаться я не смела и открыла глаза. Надо мной склонился Василий Васильевич. И тут я все вспомнила. Абсолютно все. И как попала в этот мир и жила здесь, и что случилось там в своем мире на алтаре Бога-отца. Да, я Эмили Вейс дочь Великого Мага Соломахи Вейса магическая супруга Его сиятельства графа Сандра Володара Савинского двадцати восьми лет от роду принесена в жертву во искупление грехов мужа. Но кажется, Бог-Отец не счел меня достойной жертвой, и мы с господином оба оказались в другом мире. Только господин граф почему-то делает вид, что не знает меня. Но я уверена, этот человек и есть мой муж. Я все еще чувствую нить, связывающую нас. Она совсем слабая, но и магии здесь нет.

- Простите, - я села на кровати и украдкой взглянула на господина, - простите, что напугала. Все хорошо. Я все вспомнила. И больше не доставлю хлопот.

- Ну и прекрасно, - ответил мой муж, - может тогда ты скажешь свою фамилию? А то уже два раза как бомжа оформляем.

Я подумала, что мой муж так намекает мне, что я веду себя неприлично.

- Господин супруг, - обратилась я к мужу, - прошу прощения, что забыла о своей принадлежности вам.

- Что?! - три голоса снова слились в один и все трое уставились на меня. Я молчала. А что я могла сказать?

- Савичкин, ты женат? - впервые подала голос Варя.

- С ума сошла! - непонятно кому ответил муж.

- Эмили, что такое ты говоришь? - Василий Васильевич, сжал мою руку.



Натали Катс

Отредактировано: 21.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться