Две жизни Эмили

Размер шрифта: - +

Глава 29.

- Так, я отказываюсь участвовать в этом цирке, - мой супруг хлопнув по карманам белого халата направился на выход, - Вася, если ты хотел поиздеваться, то мог бы придумать кое-что получше, чем подговорить свою девицу выдать себя за мою жену.

- Я бы так никогда не сделал. Эмили, что ты такое говоришь? Ты не можешь быть женой Савичкина. И ты знаешь почему.

Я молчала. Потому что я так боялась, что Василий Васильевич от меня отвернется, что скрыла от него две вещи: что меня осквернили, как мне казалось, посторонние мужчины, и что хрустальный шар - это алтарь в храме Бога-Отца, и раз я была там, значит совершенно точно меня выдали замуж. И я принадлежу кому-то другому. Вернее не кому-то, а тому самому «не-магу», которого увидела в первый день, и которого так сильно боялась. Поэтому мои клятвы и не действовали. Просто тогда я забыла, как отследить связь между супругами. Отец очень хорошо постарался, и я правда, не помнила, что намного старше. И что мне пришлось пережить за десять лет замужества.

Мой супруг не стал дожидаться ответа и вышел. За ним, сердито сверкнув глазами в мою сторону, выбежала Варя. Мы остались вдвоем с Василием Васильевичем.

- Эмили?

- Простите, что не все рассказала вам. Но тогда вы забрали меня с алтаря в храме Бога-отца.

Я рассказывала, а господин слушал.

 

***

Тогда двенадцать лет назад после памятного бала, когда господин граф заявил права на бездарную дочь Великого Мага Соломахи Вейса, моя жизнь кардинально изменилась. Отец пил беспробудно несколько дней подряд, а, когда перестал, вызвал меня к себе.

- Эмили, - он был непривычно серьезен, а между бровей залегла незнакомая мне складка, - меньше всего на свете я хотел, чтобы бы, чтобы ты стала женой господина графа. Я надеялся, что скрыв твой потенциал смогу пристроить тебя замуж за какого-нибудь слабенького дворянишку, для которого породниться со мной было бы великой удачей. И тогда я мог бы поторговаться за твое будущее. Но, вышло как вышло. Я ничего не могу изменить, а значит мы должны утроить усилия по твоей подготовке. Может случиться так, что я не успею воссоздать...

- Господин, простите, - воспользовалась я паузой, - но я ничего не понимаю. Нянюшка говорит, что это великая честь стать женой господина графа, что он лучшая партия из возможных.

- Глупая старуха, - выругался отец, - Эмили, Его сиятельство очень страшный человек. Ты ведь уже почувствовала его скверну? Уверен, я не зря тебя учил.

- Да, господин, - склонила я голову. И передернула плечами от отвращения, вспомнив сколько черноты в душе господина графа.

Отец помолчал немного и рассказал мне Легенду о Богах нашего мира, которую скрывали даже от мужчин. Он бы и сам никогда не поверил, если бы не нашел еще в юности, спрятанную библиотеку пра-пра-правдеда, известного любителя тайн прошлого.

И это так сильно отличалось от того, что он рассказывал мне раньше! И я даже сначала не поверила, решив, что отец просто меня запугивает.

Но два года усиленной учебы от заката до рассвета, заставили меня поверить, что хотя бы часть из того, что рассказывал отец — правда. Он сумел ослабить действие блокирующей татуировки, и каждую ночь учил меня использовать магию для защиты своей души. И своей магии. Каждую ночь он доводил меня до кровавых соплей, размазывая мое внутреннее Я, и заставляя научиться ставить такие щиты, которые не мог пробить он сам.

К свадьбе с господином графом я могла противостоять маленькой армии, защищая свою суть, свою магию и себя. Но господину графу бездарная пустышка нужна была только для того, чтобы держать отца в подчинение. Этот беспощадный и жестокий человек просчитал его, уловив необычную привязанность к дочери, и собирался воспользоваться нашей связью по полной.

Несколько лет я сходила с ума от скуки и безделья на женской половине. Никаких развлечений для женщин не предусматривалось, единственной радостью должно было стать «общение» с господином графом и его друзьями. Господин граф был очень щедр, и не скупясь делился своими женщинами. Особенно во время разузданных гулянок.

В одну из таких все и случилось.

В ту ночь, я не могла уснуть. Меня что-то тревожило и мучило. От бесконечной скуки и одиночества я практически сошла с ума. Ко мне не заходил даже слуги, оставляя еду у двери, и бывало я неделями не видела ни одного живого человека. Я бы утонула в грязи и потеряла человеческий вид, если бы не магия, и не умение управлять хозяйством, которым меня обучали по приказу отца, пока он надеялся отдать меня в жены мелкопоместному дворянчику. А так весь день наполняла хлопотами по бесконечной уборке своей небольшой комнаты и упражнениями по контролю.

У господина в замке шумела очередная гулянка, почти привычно кричали истязаемые женщины, а я лежала и смотрела в потолок. И вдруг услышала тихий шорох за окном. Кто-то пробирался в замок по стене башни, в которой я обитала. Замерев без движения в своей постели я надеялась, что мне показалось, или что странный посетитель пробирается не ко мне, а в какую-то другую комнату.

Надежды рухнули в тот момент, когда с тихими ругательствами, черная тень сломала мою магическую занавесь, которая маскировала мое чистое, по сравнению с другими окно. И не давало мне замерзнуть, разумеется.

Тень неслышно проскользнула в комнату и замерла. Он явно не ожидал попасть в жилую часть здания и рассчитывал, что самое пыльное окошко ведет в заброшенную комнату.

Я притворилась спящей, хотя от ужаса сердце колотилось в горле, и больше всего хотелось закричать. Я молилась Богу-отцу, чтобы негодяй убрался из моей комнаты, не заметив, что в постели лежит женщина.

Но Он не услышал мои молитвы, и тень, толкнувшись в запертую дверь, снова выругалась. А потом почувствовала, что он идет ко мне.



Натали Катс

Отредактировано: 25.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться