Двенадцатый уровень

Размер шрифта: - +

Глава 13

ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

 

Подходя к корпусу, Виктория заметила прислоненный к дереву велосипед.

— Что, больше не нужен велик? — заходя в палату насмешливо спросила она Бориса, сидевшего на своей кровати.

Борис глянул на нее и, ничего не ответив, отвел взгляд в сторону,

— Ладно, садись ближе. Будем кашу с тушенкой есть.

Развернув газету, поставила миску с кашей на тумбочку.

— Кипятка только нет, у них газ закончился.

Борис подвинулся к тумбочке.

— Так, Малец его продал в деревню.

— Это их дела, — Виктория подала ему ложку, — ешь. Денис обещал нам помочь сбежать отсюда. Надеюсь, что сбежим мы отсюда этой ночью. Ты осилишь?

— Осилю, — пообещал Борис, — а Денис – это кто, Корень?

— Корень, — подтвердила Виктория.

— Я так и подумал, что он, а не тот… — Борис хотел обозвать напарника Корня нелестным словом, но при Виктории постеснялся.

— А как же велосипед? Здесь оставишь?

— Оставлю.

— Значит, договорились.

«Борис вытащил то, что было спрятано. Интересно, что это и куда он это перепрятал?»

Борис доел кашу и облизал ложку.

— Спасибо.

— Пожалуйста.

Виктория тоже закончила есть и предложила Борису пойти вместе к воде и помыть посуду.

— Заодно покажешь мне, где эти бревна.

— Так, мы на бревне поплывем?

— Нет, мы его только скатим в воду, чтобы Малец поверил, что мы так сбежали. Ну, и Суров, конечно.

— Чтоб Корня не вздрючили?

— Я не знаю, что ты подразумеваешь под этим словом, но согласна с тобой. А твоим лексиконом займемся чуть позже.

Во взгляде Бориса отразилось явное непонимание.

— Борь, не пугайся, лексикон – это набор слов, которыми владеет человек, например, ты.

Борис шутки, конечно, понимал, но в этом случае никак не отреагировал. И еще Виктория отметила, что Борис очень спокойно вышел следом за ней.

«Значит, это что-то у него с собой? Неужели не покажет? Подожду!»

Но ждать не смогла, – любопытство взяло верх. Остановившись, поглядела внимательно на Бориса.

— Ты ничего не потеряешь по дороге?

— Чего это я должен потерять?

— То, что ты из велосипеда достал?

Борис, насупившись, молчал.

— Да, не бойся, не обыскивала я твой велосипед! Только если для тебя так важна эта вещь, то не потеряй, когда будем переправляться на тот берег!

— Не потеряю, — буркнул он в ответ.

Виктория специально прошла мимо столовой и даже помахала Корню грязной миской, показывая, что они идут мыть посуду.

— Глянь-ка, как вы задружили, пока я рыбачил! — подколол его Малец.

— Отстань, — отмахнулся от него Корень, — она ни мне, ни тебе ничего плохого не сделала. Завтра утром приедет Сурок, — напомнил он Мальцу, — ты бы лучше придумал, что будешь про баллон говорить!

 

Виктория и Борис спустились с пригорка на песчаный берег.

— Показывай, где твои бревна.

— Я уже сказал – вон там, в камышах!

— В камышах… Понятно… А глубоко там?

— Я же тащил!

— Оставайся здесь. Если что – свистнешь.

Не разуваясь, она стала пробираться через густые заросли камышей. В одном месте до колен провалилась я яму. Увидев наконец бревна, занесенные илом и заросшие травой, присвистнула сама, подумав, что одной здесь не справиться. Постояла немного, переступая, чтобы не увязнуть в грязи, и отмахиваясь от комаров и мошек, и вернулась обратно.

— Ну, что? — встретил ее Борис вопросом.

— Ничего не получится. Ты, наверное, самое верхнее бревно скатил. Остальные с места не сдвинуть. Потопталась вокруг, да и все дела. Вон, весь костюм заграничный извозила в грязи. Видела бы меня моя бабушка Так что, сиди, жди, пока я себя в маломальский порядок приведу. А то, если кроссовки не помою, так не сбегу никуда. Может успеют высохнуть на солнце. А тебе полежать надо, сил поднабраться.

 

В палате ей пришла в голову мысль открыть окно.

— На велосипеде твоем я сумку с инструментами видела. Принеси-ка отвертку, — попросила она, или железку какую-нибудь!

Борис принес гаечный ключ.

— Дайте, я сам попробую!

Но закрашенный когда-то белой краской шпингалет, ни Борису, ни ей открыть не удалось.

— Плохие из нас с тобой конспираторы получились, — сделала Виктория вывод, — бревно не скатили, окно не открыли. Давай поспим, а то у меня голова что-то разболелась!

Голова у нее разболелась не на шутку. Пришлось выпить таблетку. Потом она легла и даже не смогла есть уху, которую, как и обещал, принес Корень. Он оставил на тумбочке закопченный котелок.

— Как отлежишься, похлебаешь, — грубовато сказал он. Потом, нагнувшись, тихо добавил, — на рассвете, часа в четыре, будьте готовы!

Виктория благодарно улыбнулась в ответ и, проводив Корня взглядом, спросила:

— Борь, как же мы проснемся? У нас даже будильника нет!

— Я разбужу, — пообещал он. — И шпингалет отодвину.

— Договорились.

 

Они проснулись почти одновременно и гораздо раньше назначенного времени. Лежали и ждали, пока придет Корень. В темной палате было холодно и сыро. Через тонкие деревянные стены доносились звуки ночного леса.

— Это что за птица так кричит, а Борь? — шепотом спросила Виктория.

— Не знаю, — так же шепотом ответил Борис и.



Зоя Самарская

Отредактировано: 13.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться