Двенадцатый уровень

Размер шрифта: - +

Глава 14

ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ

 

Место, куда привез их Никодим, оказалось небольшой деревушкой. Только эта деревушка совсем не напоминала место, забытое Богом. Вместо домов с заколоченными ставнями, как водится в последнее время, Виктория увидела аккуратные, ухоженные домики и даже новые дома. Жители, попадавшиеся навстречу, были не старики и старушки, а мужчины и женщины среднего возраста. Причем женщины все были в белых косынках и длинных юбках. Сначала она даже подумала, что это доярки, которые идут доить коров. Если косынки смотрелись более менее привычно, то одежда мужчин ее насторожила, потому что все они были одеты наподобие Никодима — в светлые штаны и рубахи навыпуск.

«Впрочем, — подумала она, — может быть у них в деревне такая униформа. И им совершенно все равно нравится это приезжим или нет. В общем, как только перестанет моя голова болеть и у Бориса снизится температура, нужно будет в срочном порядке уезжать отсюда!»

— Ну, вот мы и дома, — Никодим натянул вожжи, останавливая лошадь, и спрыгнул с телеги.

Виктория, не дожидаясь помощи, спрыгнула тоже и тут же об этом пожалела – прыжок отдался сильной болью в голове.

Увидев гримасу на ее лице, Никодим вполне по-отечески заметил:

— Зря ты милая шустришь!

После этого помог Борису слезть с телеги и проводил их в дом.

На кухне задерживать гостей не стал, а сразу предложил пройти дальше. В следующей просторной комнате царили чистота, порядок и пахло травами. Высокая кровать была накрыта узорным покрывалом, а на ней с двух сторон сложены друг на друга подушки, с накидками из вышитого капрона. На окнах белели выбитые занавески, а на подоконниках стояли горшки с цветущей геранью. В общем, здесь было все, что считалось признаком богатства и хорошего вкуса в шестидесятых. Отец Никодим провел Бориса дальше, в маленькую спальню, где рядом с кроватью была разложена раскладушка. На раскладушке уже была постелена постель. По сравнению с предыдущей комнатой, эту можно было назвать коморкой. Маленькое окно, правда, тоже с выбитой занавеской, кровать, застеленная стареньким покрывалом, а рядом с кроватью стоял стул.

Никодим, усаживая Бориса на раскладушку, произнес знакомую фразу:

— Чем богаты, тем и рады! Уж не обессудьте!

В тон ему Виктория ответила:

— Премного благодарны!

— Извините, Виктория, но здесь мы все – братья и сестры. И если вы с Борисом хотите временно укрыться в нашей обители, то вы тоже наши брат и сестра!

«Обители? Монастырь что ли здесь? Что ж, попробуем устав не нарушать! Тем более что мы здесь ненадолго!»

— Значит, теперь я – сестра Виктория, или сестра Вика? Не звучит как-то, ни то, ни другое!

— Не нравится? Назовись сестрой Верой, — предложил Никодим.

— Да, пусть лучше я буду сестрой Верой, — согласилась с ним Виктория, расценивая это как шутку. «То-то Светик смеяться будет, когда ей расскажу!»

— Ну, вот и договорились. Сейчас позову сестру Таисию. Она отведет тебя, сестра Вера, а потом брата Бориса в баню. А у меня еще есть дела.

 

Таисия оказалась молодой женщиной с глазами блудницы. Естественно, без макияжа на лице. Впрочем, он ей был и не нужен. Черные брови, черные густые ресницы, слегка загорелая чистая кожа, пухлые розовые губы. Темно-русые волосы были заплетены в тугую косу, переброшенную через плечо вперед. Из одежды на ней было легкое трикотажное платье, под которым явно не было больше ничего.

Заметив, что гостья ее разглядывает, Таисия лениво улыбнулась.

— Мы с отцом Никодимом сегодня никого не ждали!

Виктория, услышав такое объяснение, подумала, что это, видимо, должно как-то оправдать ее форму одежды.

— Мы с братом сегодня тоже никуда в гости не собирались.

Таисия повязала белую косынку и подала точно такую же Виктории.

— Голову покрой!

Вспомнив про чужой монастырь, Виктория повязала косынку.

— Дальше, что?

— Иди, сестра Вера, за мной. Нужно воды в баню принести!

Оказалось, что по воду нужно идти через огород к речке, а потом нести в дальний конец двора, где белела новыми бревнами баня. Виктория еле донесла два ведра, расплескивая воду себе на ноги.

— Хватит?

— Сама решай, хватит тебе или нет!

Виктория вспомнила про Бориса.

— А у вас одна баня?

— Одна, — засмеялась Таисия, — общая, и моемся все вместе!

— Тогда брата моего вымоешь, договорились? Если тебе, конечно, отец Никодим разрешит!

Таисия поджала губы.

— Пошли, покажу, где что лежит!

Вымывшись, Виктория постирала белье, футболку и надела мокрыми. Отмыла от грязи кроссовки. «Посижу на солнце — все и высохнет. Как бы вот только штаны постирать? Да, и на Борисе тоже все грязное!»

Подумав о Борисе, она вспомнила, что он спрятал что-то, извлеченное из велосипеда. И если кто-то начнет Борису помогать мыться, то может обнаружить то, что он спрятал. С намерением предупредить его, прошла в дальнюю комнату, где остался Борис.

Он так и сидел, привалившись спиной к стене. Виктория потеребила его за плечо.

— Борь, тебе помыться нужно!

Он, не отвечая, отвернулся.

— Борь, давай сюда то, что ты прячешь, а то кто-нибудь чужой найдет. Слышишь, что ли?

— Выйди, — попросил он.

— Только быстрее, а то кто-то уже идет сюда, — предупредила Виктория, выходя в соседнюю комнату.

Вошедший мужчина вежливо поздоровался и назвался братом Степаном. Объяснил, что сестра Таисия прислала его помочь брату Борису.

Виктория посторонилась, пропуская его в комнатенку, и стала у порога, наблюдая.



Зоя Самарская

Отредактировано: 13.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться