Дверь в.

Размер шрифта: - +

Глава 2

Недолгие размышления и перебор вариантов вымышленных миров привел меня к Средиземью. Всегда хотелось там побывать. Экстремальные варианты с посещением эльфов, Гондора или Мордора были отвергнуты, как необоснованно рискованные. Самым тихим и приятным местом Средиземья я всегда считал Шир, или, как его еще называют, Хоббитанию.

Вызов Двери теперь не требовал даже пароля, подумал о ней, и она тут же появилась. Взявшись за ручку, я попытался тщательно представить круглую дверцу в холме с небольшим зелёным садиком перед ней и некрупного степенного человечка, выходящего из этого садика к калитке. Открываю Дверь. За ней картинка абсолютно такая, как я и представлял, но множество деталей, на которых я не заострял внимание, дополняли её до абсолютной реалистичности. Шаг вперёд. Картинка ожила!

Степенный человечек приоткрыл рот и выронил тросточку, которую держал подмышкой, освободив себе вторую руку для более тщательного закрытия калитки.

– Yr hyn y mae'r uffern! (Что за чёрт!) – эмоционально высказался коротышка.

Я немного растерялся, так как совершенно не мог себе представить, на каком языке он только что выразил свою озабоченность происходящим. Учитывая, что кроме русского, украинского и английского, на остальных, хоть как-то знакомых, мне языках я знал максимум пяток фраз, автоматически поздоровался именно на английском.

– How are you (Как дела?)

– Sut wyt ti hefyd? (Как дела у тебя?) – Опять тарабарщина, – Sorry, sir, how are you? (Извините, сэр, как дела?) – коротышка бегло перешел на английский, с каким-то непривычным акцентом.

Дальнейшее общение проходило на английском языке, соответственно привожу её в переводе.

– Господин, эээ… волшебник? – с явной настороженностью спросил хоббит, а это был определённо хоббит.

Очень хотелось схохмить и ответить что-то типа “Еще только учусь”, но настороженность вопроса к шуткам не располагала. Может тут волшебников принято сразу валить или жечь… Поэтому я ответил более нейтрально:

– Нет. Путешественник. Зовите меня Майк.

– Очень приятно, – с явным облегчением сказал хоббит и торопливо представился, – Мериадок Брендибак.

– Аналогично, – имея ввиду, что мне тоже приятно, не стал задерживаться на представлениях и церемониях, – Не подскажете, в какое место Шира я попал? Это ведь Шир, не так ли?

– Вы абсолютно правы. Это Шир. Бакленд. Точнее Баклбери.

– Благодарю, господин Мериадок. А Вам не приходилось слышать про Гэндальфа Серого? Признаться давненько хотел с ним познакомиться…

– Белого, сэр. Гэндальфа Белого. Конечно, я его знаю. После Большой Прогулки, – видно было, как многозначительно хоббит выделил последние слова. Его знают все в Средиземье.

– Да, конечно, Белого. Я привык к его известности еще до упомянутых Вам Cобытий. – Улыбнулся я.

– К сожалению, Гэндальф нечастый гость в Бакленде. Если хотите с ним встретится, зайдите к Фродо Бэггинсу в Бэг Энд, это севернее Хоббитона, у Холма, оставьте записку. Фродо часто видится с Гэндальфом, возможно Вам повезёт, и Вы его даже там застанете.

– А как поживает уважаемый Сэмуайз Гэмджи? – я решил немного похулиганить.

– Вы знакомы с Сэмом? – удивился хоббит, – Наверное, слышали, он после Большой Прогулки женился и уже успел обзавестись маленькой дочкой. Симпатичная малышка. Назвали Эланор.

– Да, какие-то слухи до меня доходили. Спасибо за беседу, господин Мэриадок. До свидания.

– Как? Вы даже не зайдёте выпить чаю? Другу Сэма я всегда рад, и, несомненно, отложу все дела на потом.

– Не стоит затрудняться, – улыбнулся я, – я еще зайду как-нибудь. На днях.

– До встре…

Договорить хоббит не успел, так как я уже открыл Дверь, и время его мира для меня замерло. Настроение после этой, абсолютно сказочной, беседы изрядно поднялось, но напряжение от всех этих новостей меня всё же вымотало, и я собрался пойти поспать. Сверив наручные часы с часами на ноутбуке, подправил, убрав «лишние» и завалился спать. Завтра буду придумывать и решать «что делать», с ответом на вопрос «Кто виноват?» тоже пока не сложилось и вряд ли уже сложиться.

Нервы, нервы – не лучшая компания для спокойного сна. Мне снились чудовищные миры с не менее чудовищными обитателями, которые гоняли меня из мира в мир, не давая остановиться и передохнуть. Самым неприятным ощущением была иррациональная невозможность вернуться домой. Горло пересохло, ноги налились усталостью, глаза закрывались, меня что-то догнало. И я умер. И я проснулся. В холодном поту и с лёгким сушняком после избыточного употребления пива. Взгляд на часы. Только три ночи, а сна уже ни в одном глазу. Выдув полторпеды минералки, почитал новости в Интернете. Как обычно ничего хорошего.

Холодный пот высох, но неприятное ощущение осталось. В душ, что ли, сходить? Нееет. У меня есть Дверь! Я на море пойду!

Вызвал Дверь. Представил себе пляж Комсомольский с жёлтым камнем справа и лодочной станцией слева, восход солнца, спокойная вода, нет ветра, тепло… Потянул за ручку и вышел. Обернувшись, увидел, как Дверь тает на стене гостиницы Шаланда. Никого вокруг, что и неудивительно в шесть то утра. Сходил, искупался, обсох, оделся. Еще немного подышал свежим морским воздухом сидя в еще не открытом кафе. Массивные столы и скамейки никто на ночь не убирает. Только на зиму. Вызвал Дверь, вернулся домой.

Первое что меня удивило – было еще темно. По часам в ноутбуке проверил время. 3:30! А на руке уже 4:20. А выходил я на пляж явно часов в шесть. Точнее там было часов шесть. Вызвал в голове Дверь с вопросом:

– Что-то странное твориться со временем. Не хочешь пояснить?



Михаил Старков

Отредактировано: 02.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться