Дверь в.

Размер шрифта: - +

Глава 20

Земля-1902. 12 декабря 1903. Токио. Императорский Дворец.

 

На приёме у императора Муцухито князь Ояма и маркиз Того. Пьют чай.

 - Я читаю газеты, и мне начинает казаться, что мы проигрываем войну, - туманно изрёк император, по окончании чайной церемонии.

 - Готов принести извинения (сепуку), - с поклоном уверенно высказал Ояма, - У армии нет возможности что-либо сделать, пока флот не расчистит море и не даст нам возможность получать подкрепления.

 - Не разрешаю, - резко ответил император, запрещая самоубийство Ояме, - Нам понадобятся все силы, но, если Империи придётся признать поражение, извинения приносить будете не только Вы.

 - Я виноват, - спокойно сказал Того, - Мы недооценили русских. Новые катера, подводные лодки и аэропланы – это другой уровень тактики и стратегии. Наши аналитики и заокеанские друзья ошиблись.

 - Есть ли выход? – спросил император.

 - Есть два варианта, - сообщил Того, - Первый – закрепиться в Корее и выматывать русских, при этом укрепляя нашу береговую оборону. В этом случае армию генерала Куроки мы теряем, поскольку помочь ей не сможем. Затем мы получаем изоляцию островов, которая плохо скажется на экономике и может привести к внутренней катастрофе, но, в этом случае, мы сводим ситуацию к патовой. Русские не смогут вторгнуться на острова, так как не обладают десантными средствами, а мы не сможем ничего сделать им. Второй вариант, достаточно авантюрный – собрать максимальный кулак из кораблей и бросить его, не считаясь с потерями, на штурм Порт-Артура, или лучше даже Дальнего. Задавить русских массой и блокировать в крепости. До Владивостока далеко, и, возможно, их катера и самолёты не смогут добраться до наших коммуникаций… Да и такой-же рейд можно устроить и на Владивосток. В данном случае проблема в том, что мы, вероятно, потеряем почти все свои корабли, и, через полгода, русские соберут новый флот, которому нам нечего будет противопоставить. Если только наши заокеанские друзья что-то подкинут… Я вчера общался с британским послом. Они не верят в нашу победу, но, если будут хорошие шансы потрепать русских, готовы помогать.

 - Первый вариант – это долгая агония без шансов, - продолжил за адмиралом Ояма, - Второй – огромный риск, но с ненулевыми шансами на успех.

Император на долго задумался, потом кивнул, видимо своим мыслям:

 - Второй вариант. За какой срок, адмирал, Вы сможете собрать такой кулак?

 - Две недели.

 

Земля-1902. Декабрь 1903.

 

Естественно, о принятом императором Японии решении я проинформировал Николая, Витте и Жубера. Жубер сообщил, что к этому времени увеличит число катеров до тридцати, если не будет перебоев в движении по Транссибу, а Витте пообещал снять все самолёты с гражданских рейсов и разместить в Дальнем. Все пассажирские машины имели возможность быстро поменять «профиль», только прикрутить бомбодержатели и поставить специальный бомбовый прицел на ТУАК-1, все коммуникации для бомбосброса и так в наличии, а ТУАК-2 сразу выпускался оборудованным бомболюком. Николай приказал перебросить, базировавшуюся под Санкт-Петербургом, эскадрилью УВК-1на восток, в усиление.

Две недели обе стороны активно готовились. Мне выпало участие исключительно в «тайной войне». Отряды моих андроидов охраняли Транссиб и давили мелкие и крупные банды, снабжаемые японцами и англичанами.

 

26-ого декабря все карты были сданы, и всё было готово к приёму гостей. Японцы вышли из пункта сбора, с рейда Нагасаки, огромной группой, скорее даже толпой. Только военных боевых кораблей было 155, из них 12 тяжёлых. А еще японцы нагнали тучу транспортов и всевозможной мелочи. Всего 455 судов. Армада! Учитывая, что в составе этих сил вторжения были очень тихоходные суда, типа канонерок, максимальных ход которых не превышал двенадцати узлов, вся толпа тащилась едва не на десяти. Идти им предстояло 650 миль. К Дальнему они придут только через 3 дня, 30-ого.

На первом отрезке пути до них доставали только четыре имеющиеся ТУАК-2, которые за первый день сделали два вылета и утопили только десять судов и слегка повредили несколько других. Японцы понимали, что их сила только в огромном количестве, и упорно шли плотной группой, так что выбирать цели было почти невозможно. Это тоже давало свой положительный эффект, парочка транспортов столкнулись и получили такие повреждения, что были вынуждены свернуть к Пусану, иначе их можно было только затопить.

На второй день к четвёрке ТУАК-2 присоединились двадцать ТУАК-1 и произвели три вылета. Утопили еще 47 судов. К сожалению, потеряли один ТУАК-2. Шальной снаряд противоминного калибра попал прямо в кабину. С японских кораблей стреляло всё, даже главный калибр стрелял «в сторону» самолётов. При такой плотности стрельбы мы еще легко отделались.

Ночью, со второго дня пути на третий, по армаде отстрелялся «Наутилус». Из 11ти торпед две не сработали, а два попадания не привели к утоплению кораблей, тем не менее подводники смогли записать себе на счёт еще шесть кораблей.

А утром третьего дня начался «звёздный налёт», пять эскадрилий УАК-1, две – ТУАК-1, три машины ТУАК-2, пятнадцать пар торпедных катеров… Цели выбирать было невозможно. Разобрать тонет уже данный корабль, или на нём просто лёгкий пожар, определить было нельзя.

К утру 30-ого декабря к рейду порта Дальний вышли 130 судов, из них только четыре тяжелых: броненосцы первого класса «Асахи», «Шикисима», однотипный с ней «Хацусэ» и канонерка «Акаги». Из крейсеров уцелело только три. С рассветом налёты авиации и катеров продолжились. Все подходы к Дальнему были щедро засеяны минами и, рвущиеся к берегу корабли и суда, постоянно подрывались на них. Но японцы – очень дисциплинированные люди. Только три парохода отвернуло в сторону. Паникёров упешно утопили со своих же военных кораблей. За два часа все суда, которые смогли дойти до порта, выбросились на берег, а два оставшихся невредимыми броненосца: «Асахи» и «Хацусэ» встали на прикрытие высадки. На этом для них всё и закончилось. По три торпеды от УАКов и два костра. Спокойно высаживаться японцам тоже не дали. Все окрестные сопки стреляли. Но японцев было слишком много. Даже после трёхдневной резни и бойни при высадке, на захваченный плацдарм высадилось более 60-ти тысяч солдат. И они еще прибывали. Кто в плавь, кто на шлюпках – море кипело, и японцы продолжали вылезать на берег всё новыми и новыми сотнями.



Михаил Старков

Отредактировано: 02.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться