Дверь в небосклоне

Размер шрифта: - +

Глава 3

С Талиной мы проболтали довольно долго, а я ведь еще не завтракал. Прибежал сюда сразу, как проснулся. Живот в ответ на эти мысли сводит. Я спускаюсь с крыльца и иду назад, к месту ночевки. Разведу костер, приготовлю завтрак, а заодно подумаю, что делать дальше.

Мысли снова и снова возвращают меня к храмовому хранилищу и лабораториям. Да, ищущие видят город изнутри и собирают вещи Древних, но вряд ли знают им цену, вряд ли умеют ими пользоваться, и уж тем более у них нет возможности выбирать, с каким предметом знакомиться, какой изучать. Только то, что сами найдут. А прямого запрета на посещение города у видящих, кажется, нет. Смогу сходить в любое время, один или с сопровождением. Как ни крути, а дорога мне в храм. Остается только найти кого-нибудь из старших.

Закончив завтрак и собрав свои вещи, я возвращаюсь к храму. На крыльце сейчас никого нет, но двери все еще распахнуты. Видимо, в храм может войти любой, и в любое время. Вхожу и осматриваюсь. В обе стороны уходить длинные коридоры со множеством дверей, напротив входа небольшой зал и лестница на второй этаж. И никого. И куда мне идти?

Кажется, Талина говорила, что лаборатория и хранилище находятся на втором этаже. На первом, наверное, школа. Тогда мне наверх. На каждый шаг каменные ступени отзываются гулким эхом. На втором этаже ровно такой же зал и коридоры в обе стороны, как на первом. И тоже никого… Хоть на третий этаж поднимайся, но если там вход в башню, то, скорее всего, посторонним туда нельзя. Заходить во все двери подряд? Ждать здесь? Спуститься вниз?

Не знаю, сколько бы я так стоял, если бы одна из дверей в правом коридоре не распахнулась, и из нее не вышел мужчина в сером балахоне.

― Что вы здесь делаете? – спрашивает он низким раскатистым голосом.

Растерявшись, я не сразу нахожу, что ответить. Но мое молчание длится не долго.

― Я ищу кого-нибудь из видящих старшей или средней ступени. Меня зовут Корун, я пришел из округа Тарун в надежде, что мне удастся попасть в храм. Мне сказали, вы принимаете пришлых.

Мужчина рассматривает меня с интересом.

― Из Таруна? Вот уж не думал, что там может вырасти видящий. Ведь там нас презирают.

― Не все. Мне мать о вас рассказывала. Она сама из округа Гэн, но мало что знаю. Когда она умерла, я маленький был, а дядька со мной на эту тему говорить отказывался.

― Что ж, мы действительно иногда принимаем чужих. Хоть и не слишком часто, все-таки обычно видящих начинают обучать с детства. Но, думаю, ради гостя из Таруна старшие видящие сделают то самое редкое исключение. Впрочем, учиться все равно придется. Читать-то умеешь? И вообще, что умеешь делать?

― Читаю, пишу свободно. Столярному делу обучен. Ну и так, по хозяйству если что надо.

― Хорошо, значит, и нахлебником не будешь, и учить не совсем с нуля. Иди сюда, ― мужчина отходит в сторону, попуская меня в комнату. – Подожди, я сейчас приведу кого-нибудь из старших.

Дверь за мной захлопывается, и я остаюсь один. Комната, в которую меня привел видящий, совсем не большая. Зато мебели в ней было сверх всякой меры. У окна стоит огромный стол из странного материала. Провожу рукой по поверхности: чуть теплая, неестественно гладкая. Даже лакированное дерево не настолько ровное. Вдоль стен стояло множество шкафов из того же материала и со стеклянными дверками. Подумать только, стекло! Не только в окнах, что я еще могу понять, но и просто в дверцах шкафов! Это невероятно. Быть может, эта мебель осталась от Древних? Я еще раз касаюсь поверхности стола и сажусь на стул рядом с ним. Стул тоже вызывает мой интерес: металлический каркас, мягкая обивка, непривычная форма спинки.

Творения Древних! Как и само здание, все здесь было сделано руками наших предков, покинувших нас, но оставивших столько прекрасных вещей. Сейчас меня окружает все то, о чем с таким упоением говорила мать. Я плохо, что именно она говорила, я был слишком мал, но то ощущение восторга и благоговения, которое вызывали ее рассказы… Теперь я понимаю, откуда шло все это. А я ведь всего лишь в храме, осколке былого величия, бережно сохраненного видящими.

Каким же был наш мир до того, как Древние покинули его? Я хочу увидеть мир таким!

Как долго я был один? Как долго предавался размышлениям о великом прошлом и мечтам о великом будущем? Не знаю. В конце концов, мое одиночество прерывают. Дверь снова распахивается и на пороге появляется тот самый видящий, который привел меня сюда, а вместе с ним пожилой мужчина в белом халате до колен. Короткий, даже короче, чем у меня самого, ежик волос, полностью седой. Взгляд черных глубоких глаз останавливается на мне и словно придавливает меня к стулу.

― Меня зовут Гярин, и я один из пяти старших видящих этого храма. И именно я принимаю решения о том, позволить ли человеку стать частью храма.

 

***

Мы разговаривали долго, часа четыре, не меньше. Гярин честно признался, что сомневается, смогу ли я когда-нибудь принести пользу храму в качестве видящего, слишком многому мне предстоит научиться. И все же мне позволили остаться. Насколько я понимаю, принять меня в храм – это политическое решение, такая шпилька округу Тарун. Меня это вполне устраивает. Гярин может думать обо мне что угодно, но я готов учиться и расти.

Потом Гярин ушел, оставив меня с Даисом, хозяином того кабинета.

Когда дверь за старшим видящим закрывается, Даис обращается ко мне:

― Теперь нам нужно спуститься вниз. Занятия в школе уже заканчиваются, поищем среди младших готовых взять тебя под опеку. А потом тебе нужно будет жилье себе найти. Сам понимаешь, поселить тебя в храме сразу мы не можем.

Я киваю. Видящие живут при храме, на втором этаже. В правом крыле. А в левом располагаются хранилище и лаборатории. Пускать сюда лишний раз посторонних действительно не стоит. Даже при том, что все комнаты на втором этаже запирались на хитроумные замки Древних.



Евгения Литвиненко

Отредактировано: 04.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться