Дверь в небосклоне

Размер шрифта: - +

Глава 4

― Ну, вот и все, Корун. Жилье мы вам нашли. Тинина моя дальняя родственница, я сама у нее жила, пока училась в школе и ждала решения Гярина. Вот только на днях съехала. Тинина так огорчилась, ей тяжело одной поднимать дочь, и даже те скромные деньги, что платила ей я, были подспорьем в хозяйстве. Теперь вот вы платить будете. Тетка не требовательна, отзывчива. Так что живите. Мне пора уже. Скоро начнутся занятия у старших видящих, опаздывать нельзя. Увидимся завтра.

Протараторив все это на одном дыхании, Талина исчезает за дверью. Комната мне достается небольшая: только старая кровать с много раз чинеными ножками, комод для вещей, да стол для занятий в углу. Вот и вся мебель, а больше сюда не влезет, должно быть. Комод и стол производят толь же плохое впечатление, как и кровать. Видимо, хозяйка и впрямь еле сводила концы с концами. Надо будет потом подлатать мебель, если Танина разрешит. Но сначала я уговариваю ее в неурочное время нагреть мне воды помыться, да постирать вещи.

Отмывшись, я надеваю чистую одежду, всю дорогу бережно сохраняемую на дне сумки. Постиранные вещи мне разрешили развесить за домом. Теперь, пожалуй, надо перекусить. И у меня остается еще полдня свободного времени. Можно все же найти ищущих и попросить проводить меня в город Древних. На ознакомительную прогулку до окраины и обратно по моим расчетам времени должно хватить. А можно и самому смотаться посмотреть на дома Древних поближе. Входить в город я пока все равно не собираюсь, так что и сопровождение не обязательно.

 

***

Дом Тинины стоит на отшибе, почти у самого леса. Чтобы добраться до города придется пройти через всю деревню и пройти мимо храма, вот только мне совершенно не хочется мозолить глаза местным жителям. Еще начнут приставать с расспросами. Гэнта – большая деревня, дворов на сто, и народу здесь много, а все одно чужого человека сразу видно. Хотя здесь, рядом с храмом, наверное. Чужаки появляются чаще, чем в нашем захолустье. И все равно не хочу лишний раз с кем-нибудь сталкиваться. Успею еще.

А чтобы не тащиться чрез всю деревню, лучше пойти через поле, так, наверное, даже быстрее получится.

Дорога занимает не больше часа. И вот я стою на пригорке, и вглядываюсь в бесконечную череду огромных зданий из стекла и металла. Вблизи они выглядят уже не так впечатляюще: многие стекла разбиты, всюду торчат металлические прутья, тут и там валяются раскрошенные плиты из того же странного материала, из которого выстроен храм. Но это и понятно, прошло уже несколько сотен лет с тех пор, как Древние покинули нас. Даже их строения подвластны времени.

Налюбовавшись городом, я спускаюсь с пригорка. Меня потряхивает. Я приближаюсь к месту своей мечты, к городу, в котором хотел побывать больше всего на свете. Каждый шаг отзывается в душе настоящим громом, дыхание перехватывает. Еще шаг. Уже совсем близко. Еще шаг. Может, если закрыть глаза, будет проще идти к городу? Да ну, глупость, к мечте нужно идти с широко открытыми глазами.

Теперь под ногами вместо мягкой травы дорога. Она пересекает мой путь примерно в полукилометре до первого здания. Дорога покрыта каким-то твердым материалом. Не камнем, насколько я могу судить. Правда от времени он потрескался, тут и там сквозь него проросли мелкие деревца. Насколько же прочной она была, если тянущиеся к солнцу деревья только сейчас начали разрушать ее? Может, пройтись вдоль дороги, посмотреть, куда она меня приведет?

Да нет, это снова сам себя уговариваю повременить с исполнением мечты. Никогда не думал, что я так нерешителен. Когда дом продавал и из своего округа уходил, когда отказывался от места младшего мастера у дядьки, никаких сомнений я не испытывал. Собрался и ушел! Все казалось простым и понятным. А как дошло до дела… Вот так и познаешь сам себя на пороге мечты. Или все просто слишком легко?

Хватит! Я зажмуриваюсь, делаю глубокий вдох и шагаю вперед. Остается только открыть глаза и продолжить путь.

Дорога давно осталась позади. Я снова иду по земле и траве. А впереди маячит первое здание города Древних. Нет, это не величественная стеклянная башня, а низенькое, даже в сравнении с храмом, строение все из того же неизвестного материала. Твердого, по словам Талины, очень прочного и легкого. Окон нет, зато ворота просто огромные, словно сюда входили настоящие великаны. Причем ворот этих несколько, что странно для такого, в общем-то, небольшого домика. На меня смотрит четыре проржавевших металлических двери. Три из них плотно закрыты, а четвертая слегка приоткрыта.

Я осторожно трогаю рукой шершавую, выщербленную поверхность. Первая возможность заглянуть в мир Древних, увидеть его таким, каким они оставили его. Пусть здесь он обезображен временем, зато его почти не касались руки потомков, не пытались облагородить, убрать лишнее, привнести что-то свое. Искушение слишком велико.

Аккуратно потянув на себя огромную створку, я тут же затыкаю уши. Пронзительный скрип, дребезжание и лязг, кажется, заполняют меня целиком. Но дверь сдвинулась, теперь я могу протиснуться внутрь.

Я жду, что мне откроется огромное помещение, но здание Древних обманывает мои ожидания. Комнатка оказывается до смешного мала. Да еще в центре высится груда проржавевшего металла. Присмотревшись, я понимаю, что внутри этой груды достаточно свободного места, чтобы смог разместиться человек, а может и несколько. И даже удобные кресла там есть. А по бокам все еще угадываются двери. Словно завороженный, я подхожу к одной из них. На ее поверхности явственно выделяется ручка. Что заставляет меня дернуть ее? Я забываю обо всем, меня всего занимает попытка понять, что же передо мной.

Но едва я касаюсь ручки и пробую потянуть дверь на себя, воздух вновь сотрясает металлический скрежет, и непонятная конструкция у меня на глазах оседает и разваливается. Я отскакиваю в сторону, но дверь остается у меня в руках. Мне не удается сохранить равновесие, чувствую лишь, как падаю назад, затем несильный, по касательной, удар головой, и я уже лежу на каменном полу, придавленный куском искореженного временем металла.



Евгения Литвиненко

Отредактировано: 04.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться