Двести женихов и одна свадьба. Книга 1

Глава 24. О том, что выйти в окно - иногда отличная идея

В себя приходила тяжело. Голова гудела, в ушах – клокотало, во рту пересохло настолько, что губы слиплись. Дрожащей рукой пошарила на тумбочке – нашла стакан и опрокинула в себя, как оказалось, воду. Глаза застилала плотная пелена, руки дрожали и расплескали половину воды на одеяло. Утолив жажду, упала обратно на подушки.

Иной бы закричал, увидев при пробуждении страшные морды Моры. Да что там, я первое время тоже кричала, а еще швыряла в нее, чем ни попадя. Но толку-то? Она бестелесная.

- Пс, пс! - позвала богиня, нависнув надо мной. Я видела лишь черную тень, усиленно махающую крыльями. Сейчас бы свежего воздуха!

Голос богини отзывался в голове низким звоном. Кто-то очень сильно пожалеет, что без спроса залез в хозяйскую аптечку! Вот оклемаюсь и приду за расплатой! Всем двести часов медсестринского курса вне очереди! С внезапными экзаменами посреди ночи, как было у нас в меде…

Голова раскалывалась. При любом движении мне словно молотком по затылку ударяли.

- Летать умеешь? – спросила Мора, устраиваясь на тумбочке. Я не видела, просто ее голос переместился к правому уху.

- Честно, Мора. Сейчас не до твоих шуток, - собственный голос шелестел пожухшей листвой.

- А я и не шучу. Самое время лететь отсюда!

- Люди не летают, да будет тебе известно, - проворчала, пытаясь сесть. Пелена медленно спадала, расцвечивая белесое пространство яркими островками.

- Летать то летают. Недалеко, правда - смотря с какого этажа скинуть. Тут всего-то третий.

Растерла глаза, смахивая остатки тумана. Кажется, я в замке графа. Нет, я определенно в замке графа. Та же кровать с высокими резными столбами до потолка и периной, в которой утопаешь как в облаке, тот же туалетный столик, зеркало, потолок с орнаментом из птиц и цветов…

Размяла шею, плечи. Ватные ноги повиновались неохотно. Насилу сбросила их на пол. Пятки щекотнул мягкий ворс ковра – хороший признак. Скоро неврологические нарушения отступят. Терпеть не могу приходить в себя после анестезии. Еще эта тошнота…

- Правда, говорю, лучше выходи через окно.

Подняла на Мору тяжелый взгляд. Настолько тяжелый, что богиня слетела с тумбочки и пересела на просторный подоконник, обрамленный полукругом гобеленовых занавесок, стянутых золотыми лентами.

- Что ты несешь?

- Я богиня или кто? Если выйдешь в дверь, потом не говори, что я не предупреждала! – фыркнуло чудовище и растворилось в воздухе.

- Ересь какая-то, - пробурчала под нос, пытаясь нащупать ногами туфельки. Вместо них нащупала изящные домашние тапочки, украшенные перьями, вышивкой и стразами.

Та-ак. Это уже совсем нехорошо! Что дальше? Моя зубная щетка в ванной?

Я посмотрела на окно уже гораздо дружелюбней. Может, и не такая плохая идея? Насколько помню, там внизу пышные розовые кусты…

От размышлений меня отвлек шум. Там, в гостиной, кто-то негромко переговаривался. Точнее, это больше походило на допрос: жесткая короткая реплика и жалобный ручеек слов в ответ, очередной хлесткий удар словами и снова лепет.

Держась за колонну, медленно поднялась с кровати. Тошнота усилилась, скрутила горло неприятным спазмом. Накрыв рот ладошкой, тихонько подобралась к двери и приложила к ней ухо.

- Меня поражает богатство вашей фантазии! – усмехнулся сэр Кристиан.

- Простите, ваше сиятельство, но это чистая правда, - невозмутимо отрапортовал Самюэль.

- Да неужели?

Шуршание ткани, напряженная тишина в ответ. Склонилась к замочной скважине и разглядела своих домочадцев, которые, склонив головы, изучали рисунок на ковре. А еще стоял сэр Кристиан и демонстрировал невозмутимому дворецкому артефакт правды, пылающий красным светом.

- Ну, может быть не вся правда, - ничуть не стушевался дворецкий.

- А давайте мы выпьем ромашкового чаю? – оживилась Кэри, вспомнив мои слова про артефакт. – Он здорово помогает успокоиться!

- Хорошо, - смягчился граф. - Возможно, Джулия тоже захочет, когда очнется.

Том усмехнулся, но взгляд от ковра не оторвал. Очень хороший ковер! С коротким жестким ворсом и тугим плетением. Ручная работа, великолепная шерсть…

- Что? – цепкий взгляд его сиятельства замер на парнишке. В такт ему замерло мое сердце.

- Простите, ваше сиятельство, но хозяйка скорее ведро помоев на себя выльет, чем ром…

Том подскочил от затрещины Кэролайн и обиженно на нее глянул.

- Вы чего?

Подруга состроила говорящее лицо.

- Я не понимаю, - Том почесал затылок и все это на глазах сэра Кристиана. Что там Мора говорила на счет окна?

- Ромашковый чай, Том! – прошипела Кэролайн. - Ромашковый, а не с мятой!

- Так я и говорю, она, - медленно проговорил парень, отчаянно пытаясь сообразить, что не так. - А-а, ну да, да, - он снова почесал затылок, а я ударилась лбом в дверной косяк. Кажется, пора спасать ситуацию!

- Что здесь происходит? – спросила преувеличенно бодро, распахивая двери.



Екатерина Романова

Отредактировано: 10.02.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться