Двое из ларца

Размер шрифта: - +

Глава 9

Первая встреча с ней была похожа на взрыв вулкана. Взгляд ее серых глаз, серьезный, изучающий, пронизывал насквозь, читал мысли. В какой-то момент казалось, что она действительно знает, о чем он думает. Смугловатая кожа бесподобно оттеняла светлые глаза.

Она была прекрасна и горда. Вошла в кабинет его отца с достоинством, присущим дочери вожака стаи.

Их встреча была похожа на извержение вулкана.

Она смотрела на него своими проницательными серыми глазами, а он лишь чувствовал, как готов был разорваться от бури желаний, что рвались в нем, как во время шторма.

Ее запах сводил с ума. Ему еще не приходилось чувствовать такой тонкий аромат. Древние дикие инстинкты, которыми его щедро одарила природа, требовали невероятных поступков. Его мысли были далеко за пределами разумного и дозволенного. Ему одновременно нравилось это и в то же время заставляло злиться. Не могла она одним только своим присутствием вывести его из себя.

Он был зол на себя за слабость, за свои желания.

Она говорила с его отцом о какой-то финансовой выгоде и чем дольше она говорила, тем злость его становилась сильнее.

- Это мой сын Дмитрий, - Ардан указал на него. – А это дочь моего друга Летта.

Летта посмотрела на него с холодным любопытством. В ее глазах не было ни капли интереса. Его разозлило отсутствие какой-либо реакции на него.

- Очень приятно.

- Мне тоже, - процедил Дима.

В глазах девушки мелькнуло удивление. Она поджала чувственные губы, но свою досаду и недовольство скрыла.

Их отцы скрылись за дверьми в коридоре, собираясь поговорить о чем-то своем. Краем уха он услышал о свадьбе. Эта новость заставила сердце забиться быстрее и тут же разочарованно сжаться, когда из уст отца выскользнуло имя его брата Алекса.

- Собираешься замуж? - презрительно спросил он Летту.

Девушка нахмурила брови.

- Да. За твоего брата

Он презрительно хмыкнул.

- Тебя что-то не устраивает? – спросила она.

- Да, не понимаю, почему мы должны родниться с теми, у кого есть предки из северных волков.

Глаза девушки вспыхнули гневом. Ее лицо прибрело опасное и в то же время прекрасное выражение, которое еще больше врезалось в его сердце.

- Придется потерпеть и смириться, - спокойно ответила она и с достоинством села в кресле, показав всем видом, что не собирается и дальше говорить на эту тему.

- Надеюсь, что свадьбы не будет, - процедил он и уставился в окно.

Дима толком не мог объяснить, почему сказал это. Ему хотелось задеть ее. Вывести из себя. Хотел увидеть ее злость, узнать худшие стороны ее характера, чтобы убедить себя, что она вовсе не так прекрасна. Ему хотелось увидеть, как прекрасное лицо искажает гримаса презрения или гордыни. Но она лишь спокойно смотрела в окно, а хмурая морщинка между бровями делала ее прекрасно-задумчивой.

В тот момент он понял, что не сможет жить рядом с той, которую желает и знать, что она принадлежит другому.

У него оставалось только два варианта - либо возненавидеть ее, либо сделать своей.

 

***

 

Я решила последовать совету Марьяны и не присутствовать на похоронах отца. Это решение было, пожалуй, самым сложным в моей жизни, но его правильность неоспорима. Отца я любила. И сейчас люблю. И именно поэтому не смогла позволить себе утолить эгоистичное желание присутствовать во время похорон. Будет лучше, если я окажусь подальше от стаи, приведу свои дела в порядок и вернусь с новым альфой. Оставшись, я рискую навлечь на себя беду и ввязаться в споры, которые мне не под силу.

Полной уверенности в том, что я делаю все правильно, не было, но иного варианта не предвиделось.

Пришлось сообщить Алексу, что мы срочно возвращаемся. Удивительно, но тот не стал ничего спрашивать.

Уезжать не хотелось. Мысль о том, что придется вернуться в дом, где я чувствую себя чужой, была невыносима. Еще этот Дима. И этот укус, который уже перестал чесаться, но следом за ним пришло вечное ощущение духоты и жара.

Я вышла через черный ход своего дома и тревожно огляделась. Никого вокруг не было. Даже садовника, который обычно всегда копался в саду.

Все были на похоронах.

Алекс взял меня под руку и повел в сторону машины. Его прикосновение уже не отзывалось раздражением, но чувство неприязни не проходило.

Около машины стоял мой дядя Мир. Он также тревожно оглядывался по сторонам, а когда мы подошли к нему, еще больше занервничал.

- Молодец, что решила уехать, - прошептал он.

Его взгляд остановился на Алексе. Мне показалось, в глазах дяди мелькнуло подозрение.

- Сейчас не лучшее время оставаться здесь, - согласилась я.

- Да, ты права. Чувствую, несладко придется этому дому.

Я почувствовала стыд. Моей стаи нужна поддержка, а сбегаю, как трусиха.



Анастасия Громова

Отредактировано: 24.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться