Двое в темноте

6

Шёл третий час ночи. Моё величество ворочалось с боку на бок. Это кофе давало знать о себе… Сколько кружек мы выпили? И это всё, учитывая, что мы ничего не ели, кроме плитки тёмного шоколада на двоих, найденного на просторах полупустого холодильника, который по-хорошему давно следовало пополнить, но у меня все не находилось на это времени.

В голове витали разные усталые мысли, мне хотелось спать, я ворочалась, раздражалась злилась, но не могла никак заснуть. Я считала овец, закатывала глаза, ритмично дышала, считала до 100 и обратно. Нуль эффекта. В очередной раз вздохнув, я встала с кровати, к счастью самодельной и оттого бесшумной и, радуясь ковровому покрытию практически во всей квартире, направилась к гостиной. Там, около двери, я прижалась к стене и не дыша прислушивалась к тому, что происходит в гостиной. Там стоял старый престарый диван, который мне отдали родители. Сидеть на нем ещё можно было, а вот лежать с трудом... я однажды там поспала и потом неделю маялась болями в шее и спине. Мда… добрая хозяюшка отдала самое лучшее гостю. Впрочем, раз не жалуется, наверное, ему неплохо.

Громогласный вздох огласил гостиную, заставив меня вздрогнуть, а сердце неистово биться в испуге. Потом послышалось ворочанье, потом ещё и опять вздох. Скрип. Видимо ему тоже не спится. В темноте квартиры я тихо опустилась на четвереньки и прошла эти пару метров до дивана, укоризненные вздохи стали громче.

- Тоже не спишь?

Мой невинный вопрос потонул в нескольких грозных матах и вопле. После того как Мэтт перестал дышать как загнанная лошадь, а я испуганно икать, он гневно уточнил у меня:

- Ты совсем сбрендила? Ночью подкрадываться? Я же чуть коньки тут не отбросил… придурошная…

Тяжкий вздох.

- Прости, - виноватой я себя не чувствовала, скорее даже наоборот, мне было весело, что удалось его напугать. – Не думала, что ты боишься маленьких девочек.

И всё же не сдержалась, хихикнула.

- Знаешь... темной ночью даже маленьких девочек надо бояться, - сурово ответили мне с дивана. – Чего тебе не спится?

- Кофе, наверное… настоящее, крепкое… много.

Вздох.

- Да уж… с кофе получился перебор.

- Да и поесть бы не мешало…

- Да уж… - снова повторился Мэтт. Мы помолчали. – О чем ты думала, пока пыталась заснуть?

- Ну не знаю… в основном просто пыталась именно заснуть… ещё о том, что все это так неправильно и фантасмагорично. Весь этот день словно он не настоящий, а его кто-то придумал или снял фильм. Словно так не могло случиться по-настоящему… а ты?

Мэтт не ответил, наверное, раздумывал о чём-то своём. Я не стала его торопить, если захочется сам прервёт этот поток тишины. Не прошло и пяти минут, как это случилось, его тихий, немного хриплый голос спросил у меня:

- Почему ты тогда спросила про Бога?

Ответ пришёл как-то сразу:

- Потому что мы говорили, что смерть забирает лучших, а мне кажется, там стоило сказать Бог. И, наверное, потому что мне и правда было интересно знать это.

- Не верю… а ты?

- Я верю…

- Мои родители атеисты, - тихо признался мне Мэтт, - мама иногда упоминала Бога и молилась, на этом все. И я… Если он существует, то…. Я не понимаю, почему он забрал её? Мою маму, она рано умерла… она могла столько ещё прожить. – Вот оно что… сколько потерь в жизни… и мать, и любимая, не мудрено, что он сдался… и никого не было рядом, чтобы удержать, поддержать, помочь. Сердце сжало болью, его болью. - Мой отец был не самым хорошим человеком, но мама не такая… почему Он забрал её? Я не могу понять… в чём я провинился перед Богом, раз Он забрал мать у меня? За что меня наказывать? А ещё… - В запале голос Мэтта стал громче, - Я не понимаю такого Бога, который убивает маленьких детей, позволяет войнам и катастрофам случаться в нашем мире, заставляя матерей рыдать над могилами любимых детей. Да ладно бы были нежеланные случайные дети, а то погибают дети, которых ждали, над которыми каждый день с первой минуты тряслись, пылинки сдували. Почему погибают дети в утробе? Им от силы-то пара дней или недель? Грешники? С прошлой жизни сюда принесли грехов или успели в утробе нагрешить? Как ты можешь верить в такого Бога? Почему говорят, что Бог есть добро, есть свет, но почему тогда всё так несправедливо?.. Не понимаю…

Голос Мэтта стих, мне захотелось забраться к нему на диван и обнять его, он сейчас для меня был потерянным мальчиком, маленьким, обиженным, блуждающим в темноте. Всеми покинутым…

- Не мне эти вопросы задавать надо… - только и смогла выдавить из себя я, подтягивая колени к себе и утыкаясь в них лбом, мой голос звучал глуше, но мне было всё равно.

- А кому? – Горький смешок. – Церкви? Священникам? Там одни гиены, в которых веры ни на грамм, только и могут деньги на людях с дырой в сердце зарабатывать.

Я коротко улыбнулась, а вот тут он прав. Про дыру в сердце… Я вздохнула.

- Я могу рассказать, как вижу я… но правда… не мне тебя учить такому и даже не церкви и священникам… Моя семья верующая, мы ходили каждое воскресенье в церковь, слушали литургию, исповедовались. Потом мне надоело, и я ушла. А потом умер Том… - Я прервалась, пытаясь справится с комком в горле. - Я тоже так считала… как Бог, такой большой и мудрый, которому я так верила, который спасал стольких простой молитвой, не мог помочь ему? Такому хорошему и такому… боголюбивому. Почему? Сначала я думала, это наказание за его грехи, но он их совершал мало, меньше, чем какой-нибудь левый чувак из соседнего города. Намного меньше, но он-то жив, а Том нет. Потом я думала, что это, наверное, из-за моих грехов, я перестала ходить в церковь, молиться перед едой и сном, я стыдилась веры моих родителей, все отрицала… и знаешь… будь у меня один из тех священников, которые пытаются нажиться на грехах и страданиях людей, так бы и считала до сих пор. Но святой отец… он не такой. Когда я пришла к нему… - голос сорвался, - впервые после смерти Тома, я была зла… я кричала на него, обвиняла его и Бога, но он просто слушал меня и молчал. А потом утешил меня и сказал одну вещь. Что мне не обязательно ходить в церковь, чтобы верить в Бога. Что на самом деле Бог не на небе живёт, а в моей душе с самого моего рождения. И я могу обращаться к нему за помощью везде, а молитва - это не только стихи из Библии и священные строки, но и просто искренние слова. А ещё… ещё он сказал, когда я спросила, за что Бог забрал у меня Тома, что он и сам не знает. Он не может знать, что думает Бог по тому или иному вопросу, он же не Бог. И эти вопросы надо задавать не священнику и не себе, и не верующим, а самому только Богу. Тогда Он ответит тебе… и сказал, что раз Бог так сделал, значит он забрал у тебя хорошее, чтобы дать ещё лучшее, хоть в это больно и тяжело поверить, нужно просто довериться ему.



Ритуля Довженко

Отредактировано: 14.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться