Двое в темноте

7

В тишине громко заурчал мой живот. Я ойкнула, хватаясь за него, Мэтт хмыкнул, но тут же замолк, когда его собственный живот вторил мне.

- Похоже, пора подкрепиться хоть чем-то. – Задумчиво произнёс в тишине ночи парень, и я, вспомнив про пустой холодильник, вздохнула. Хотелось бы, конечно… но чем?

В темноте пробираясь до кухни, охая при натыкании на стены и предметы, мы добрались до цели. Включённый свет резанул по глазам так, словно я сто лет уже не выходила из темноты, выбил почву из-под ног. Мне пришлось облокотиться на стену. Пока я приходила в себя, Мэтт, щурясь, осматривал холодильник и морозилку.

- Поищи макароны, что ли… - Попросил он, не отвлекаясь и задумчиво рассматривая баночки с содержимым.

Я отлепилась от стены и открыла шкаф, осматривая полки. К счастью, макароны были.

- Нашла, - я довольно потрясла банкой перед Мэттом, он важно покивал в ответ, выуживая из глубины полок помидор. Помидор? Как давно я ела помидоры?.. похоже так давно, что и не помню об этом… Внутри кольнула вина за то, что я такая безалаберная хозяюшка. А могла бы тут с величественным видом начать готовить первое, второе и компот, но, блин, мало того, что мои познания в кулинарии слабенькие, так и ещё и продуктов нема в наличии.

- Так, скорее всего, это будут макароны с томатным соусом.

- Ага, - продолжая мысленно гнобить себя за не хозяйственность отозвалась я, и сметя осколки, опустилась на табуретку. В комнате по-прежнему был бардак, а на столе, памятником всему этому дню, возвышался мясной нож. Он буквально резал мне глаз своим видом, куда бы я не посмотрела, я все время натыкалась на него взглядом, и мне было неприятно видеть счастливое лицо Тома, пришпиленное к столу. О чём я думала тогда? Ненавидела ли его я в тот момент? Когда заносила гигантский нож над собой, замахиваясь, а потом опускала его на стол?

Я зажмурилась. Я сама объясняла Мэтту, что злость на любимого – это просто реакция живого существа на различия между ними, но тут... была ли это именно злость? Или все же ненависть? Или это вовсе боль, прикрытая злостью? Может я пыталась так защититься от этой боли?

- Мне его вытащить? – Тихий голос Мэтта вырвал меня из водоворота собственных мыслей, я сглотнула.

- Пожалуйста…

Послышался шум, и когда я открыла глаза, нож уже был выужен и сложен в мойку, а фото убрано. На столе только и остался глубокий след. Я потянулась к нему, провела по гладким краям пальцами. Наверное, именно так выглядит рана на моей душе от смерти Тома. Большая, с гладкими краями, словно в один момент мне отсекли таким же ножом что-то очень важное. Это было быстро и резко, не было болезни, которая вырывает любимого по чуть-чуть, оставляя рваную рану, не было грязи или камней в ней. Просто чистая ровная рана. Только от того, что тебе отрубили ногу гильотиной, а не бензопилой, менее болезненной рана не становится…

- Эй, - я встретилась с встревоженными глазами Мэтта и быстро убрала руку.

- Я в порядке…

Мэтт ещё пару секунд прожигал меня взглядом, потом снова вернулся в готовке. Он нарезал лук, где-то добытый чеснок (где он его вообще взял - не понятно, я не ем чеснок), помидор. Сам нашёл и кастрюлю, и сковороду, оставляя меня не у дел.

- Даже как неуютно, что ты готовишь… - Решила отвлечься я от мрачных мыслей разговором.

- Почему?

Когда Мэтт сдвинулся в сторону, высыпая лук и чеснок в сковороду, я замерла, теряя нить разговора… Его спина, всё ещё голая, была такой мощной и… мужественной. Я и не замечала, что там столько мышц, которые сейчас двигались под смугловатой кожей, двигая рисунок волка. На плече и около лопатки виднелись порезы, уже начавшие заживать, но всё же свежие. Вон ещё шрам, такой большой, пересекающий полспины и спускающийся на поясницу. У меня шрамов так мало, что можно их пересчитать на пальцах одной руки, ну максимум двух, если ещё считать коленки, а тут… по-моему, не только татуировки на его теле являют собой карту его жизни, но и шрамы тоже. А на душе сколько шрамов?..

Хм. Какая интересная мысль…

- Так почему? – Мэтт с улыбкой обернулся ко мне.

- Что почему? – Отрываясь от созерцания такой манящей кожи, до которой так хотелось дотронуться, провести пальцами, едва касаясь кончиками, удивлённо переспросила я. В голове всё смешалось от смущения, что меня застали за таким непотребством, я судорожно пыталась вспомнить, о чём мы говорили. Я так увлеклась разглядыванием его, что просто отключилась от реальности. О чём шёл разговор? Мы смотрели друг на друга и молчали. Какой дурацкий момент... – Прости, я задумалась, и я… я забыла… о чём мы говорили...

- Любовалась? – Ехидно уточнил парень, щеки, начавшие гореть быстрее моего ответа, сдали меня с потрохами, потому моё жалобное «нет» выглядело, как громогласное «да». Блин… спалилась… - Да ладно тебе, любуйся, я не против. Только не знаю, на что там смотреть? Я в спортзале сто лет не был, один жир везде и ещё весь в шрамах…

Мэтт снова вернулся к нарезанию помидора, искусно владея ножом, совсем как в кулинарных шоу.

- Да, я об этом как раз и думала…



Ритуля Довженко

Отредактировано: 14.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться