Двойное дно

Размер шрифта: - +

глава 16

Выкрасть с территории верфей одного из забастовщиков не составило, для агентов полковника Ментореса и спецназовцев капитана Дерехо, особого труда. Утром следующего дня Алеяндру доставили к генералу Вульпесу, который пожелал взглянуть на нее лично. Третий день он безвылазно находился в штабном модуле. Руководство операцией требовало его постоянного присутствия. Вульпес сменил штатский костюм на генеральский мундир полевого образца.

- Так вот вы какая - Алеяндра Хорхес. Знаете кто я? – Спросил шеф III департамента.
- Хоть на вас форма военного, но за версту видно, что вы полицейский.
- Вот как? Почему же вы так решили? – генерал изобразил искренне удивление.
- Голос у вас такой… ласковый …. А глаза холодные, как у кота.
- Это очень по-женски, делать именно такие сравнения. – Рассмеялся Вульпес, после чего встал и подошел к окну.
- Меня будут судить?
- Кто знает. – ответил генерал, смотря в окно.
- Что это значит?
- Я не люблю работать с женщинами, знаете почему? – Вульпес резко развернулся и подошел к девушке.
- Работать, это вы так допросы называете?
- Вас удивляет, что я занимаюсь допросами? Если вы угадали, и я полицейский, то чем же еще мне заниматься?
- А вы полицейский?
- А вы еще сомневаетесь?
- Нет, уже не сомневаюсь, но если вы признаетесь, нам будет проще… Понять друг друга.

Вульпес сел обратно на свое место.
- Вот поэтому я и не люблю работать с женщинами. Им очень талантливо удается выглядеть, или если угодно казаться, намного мене умными, чем они есть на самом деле.
- Вон оно что.
- И вообще, я воспитан таким образом… Как бы это сказать, с детства мне прививали уважительное, галантное, можно сказать куртуазное отношение к женщинам. И видеть женщину среди всего этого, -  генерал сделал круговое движение рукой, как бы очерчивая окружающее пространство, - полицейского механизма мне невыносимо. Ведь я был молод, был влюблен, даже восхищен. Понимаете о чем я?
- Значит, мои пальцы в дверь засовывать не будете?
- Не буду. Зачем вы полезли во все это дело?
 Меня попросили хорошие люди.
- И кто они, эти хорошие люди? – Неожиданно резко спросил генерал.
- Работницы нашего цеха… А потом и из других цехов и доков тоже.
- Да вы милочка, просто, народная героиня!
- Ничего героического я не делала.
- Как же так получилось, что главой стачкома выбрали вас - такую молодую девушку?
- В стачечном комитете, там представители были от всех цехов, они там все сорились, не могли решить, что делать, кому стачком возглавить. Голосовали раза три наверное… Потом кто-то в сердцах сказал – выберем того, кто сам вызовется … Я вызвалась, меня и выбрали.
-. Классика жанра. Когда в товарищах согласья нет, на лад их дело не пойдет, и выйдет из него не дело, только мука.
- Точно.
- И они выбрали вас, как компромиссную фигуру. -  продолжил Вульпес, после чего опять резким, требовательным тоном спросил, - кто принял решение идти к владельцу верфей Хименесу и требовать расследования несчастного случая?
- Мы все вместе решали, всем стачкомом. – Алеяндра ответила сразу же, словно ожидала такого вопроса, голос ее не дрогнул, она словно совсем не волновалась.
- Вот как? Хорошо, я спрошу по другому – кто предложил пойти к Хименесу и выдвинуть требования?
- Я предложила. – спокойно сказала девушка.
- И весть стачком вас послушался? – Удивился генерал.
- А что было делать? Они собирались ждать, пока Хименес сам к нам придет и попросит вернуться на работу.
- Ваши товарищи по стачкому просто немного знали законы. Пока вы просто отказывались работать – это была забастовка, когда вы пришли с требованиями – это уже можно квалифицировать как экстремизм.
- Они так и сказали.
- Кто они?
- Некоторые товарищи.
- Я всех этих товарищей знаю поименно. – Сказал Вульпес ласковым тоном, слегка наклонившись вперед.
- Зачем тогда спрашиваете?
- Работа у меня такая.
- Я не помню имен, у меня на них плохая память.

После некоторой паузы генерал откинулся на спинку кресла и спросил несколько задумчиво.
- Что было потом?
- Когда потом?
- Когда вы решили пойти со своими требованиями к Хименесу.
- Мы пришли к главному офису. Нас сначала не пускали долго. Все нервничали, Умберто рыжий сбежал… незаметно.
- Умберто? Рыжий это фамилия? – Уточнил Вульпес.
- Не знаю, его все так зовут. – Ответила девушка, от досады кусая губу.
- Хорошо, потом, я так понимаю, вас впустили.
- Впустили, еще полчаса охранники нам угрожали, обещали пристрелить, а тела сбросить с балкона, туда где стоят все наши.
- Дальше.
- А что дальше? Нас впустили, он даже читать не стал наши предложения.
- Он – это Хименес?
- Да.
- Продолжайте, продолжайте.
- Стал орать, что мы – тунеядцы, и наше место на помойке, что мы не ценим того, что он дал нам работу.
- Редкостная сволочь.
- Кто сволочь – Хименес? – девушка была удивлена, в ее голове не укладывалось, что полицейский генерал может назвать Хименеса сволочью.
- Да. – Подтвердил Вульпес, словно не замечая ее удивления.
- Странно.
- Вас удивляет, что я считаю Хименеса сволочью?
- Удивляет.
- Почему же?
- Полицейский должен защищать таких как Хименес.
- От таких, как вы?
- От таких как я… И не только.
- Вообще-то по закону я должен защищать всех честных граждан Латинии от преступников.
- Вот именно, что "вообще-то".
- А вы умная девушка.
- Я - нет, я глупая. В университетах не училась. Жизнь разве что учила.
- Получается - ему все сойдет с рук?
- Кто бы сомневался.
- Кто спровоцировал стрельбу вчера?
- Известно кто – его шакалы – служба безопасности.
- Из толпы по охранникам тоже стреляли.
- Не знаю, я не видела.



Тимур Гараев

Отредактировано: 03.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться