Двумирье. Бархатный сон

Глава 1.

Риалана с ранних лет всегда имела под рукой целый список обязанностей и правил. Каждый пункт был чрезвычайно важен и даже малейшее нарушение строго каралось. Будучи маленькой, Алана испытала на себе великое множество наказаний и преуспела во всём, что вызывало лютую ярость у её матери.

Вот только время не прошло даром и к семнадцати годам девушка была сломлена и собрана заново. Стала такой, какой существовала в разуме родителей. Участие в её воспитании принимали лучшие учителя, сильнейшие эшты*, толпа гувернанток и, временами, строгая, навевающая страх, родительница. В прошлом Жрица, она несла себя с честью, достоинством, словно весь мир должен преклонить колени, не сметь перечить. Вот и дочь воспитывала так, как того требовали обстоятельства. Со всей строгостью и осознанием важности обучения. 

В первое время активная, не желающая принимать в свою жизнь более сильных людей, под конец не смогла выдержать ужасного давления, которое оказывали на неё. Излом в душе обозначился довольно сильно и теперь мать имела возможность наблюдать послушную дочь, что приносило бывшей Жрице непередаваемое удовольствие.

- Матушка, - когда родительница вошла в комнату, девушка незамедлительно присела перед ней в глубоком реверансе, предварительно отложив книгу на маленький столик.

- Что читаешь? - внимательный взгляд скользнул по обложке, задержавшись на названии и авторе. - Это прислала Илла* Амата? 

- Да, матушка.

Женщина с довольной улыбкой отвернулась. Её подруга всегда подбирала хорошее чтиво и могла весьма тонко подготовить юную Риалану к будущему замужеству. Она точно знала, что делала, поэтому в этом деле ей можно было полностью поверять. 

Хозяйка дома прикрыла глаза и погрузилась в воспоминания.

 

- Анни, какая у тебя очаровательная дочь! - молодая женщина смущённо порозовела, услышав столь лестные слова, но всё же, в глубине души, осталась весьма довольна.

- Она будет прекрасной женой твоему сыну.

- Не сомневаюсь. Уж ты то дашь ей прекрасное образование.

- Сразу вспоминается то время, когда мы с тобой жили в Храме...

- Да...

Подруги синхронно замерли, окунаясь в прошлое, когда они ещё не знали всей жизни, с головой погружаясь в службу Богине Зимы. Одинаково белоснежные накидки, скромность, минимум украшений и чёткое осознание своего будущего. С одной стороны никаких сомнений по поводу судьбы не возникало, а с другой... За стенами Храма поцелуи так сладки и жарки... Ни одна из них не могла представить, как повернётся тропинка, какой путь предстоит преодолеть.

- Там было хорошо, но вне Храма своя жизнь и нет Наставниц.

- Теперь мы сами стали Наставницами, вот только для своих детей... - грустно прошептала Анни, но тут же одёрнула себя. - Ничего, прорвёмся.

 

Сейчас Анни смотрела на дочь и понимала, что на протяжении семнадцати лет воспитывала её как ничего не ощущающего робота.

Дело было даже не в любви к девочке, скорее в желании научить Риалану повиновению, дабы та легче приняла животрепещущую новость о столь раннем решении её судьбы, о замужестве на том, кого она не знала. Идея о связи детей узами брака была отнюдь не беспочвенна. Лишь таким образом родители Аланы могли спасти имущество и территории от присвоения государственной казне. Эта спешка обуславливалась тем, что Наследник так и не родился, а передать всё незамужней дочери запрещалось законом. Срок, данный на заключение брака истекал через два месяца. Слишком малый срок, чтобы принять другое решение. Анни всё просчитала много лет назад и за это время лишь подготовила себя. 

Единственное, что волновало женщину - реакция дочери на... Немного необычного мужа. 

- Почему ты в таком виде? - бывшая Жрица сделала максимально недовольное лицо, после чего взглянула на Алану. - Не я ли тебе говорила, что сегодня будет важный день и не менее важная встреча? 

Родительница прекрасно понимала, что столь резкой сменой настроения пугает дочь, но не могла поступить иначе. Не хотелось заставлять ждать Иллу Амату и её сына. Женщина спешно кликнула служанок и, дождавшись их появления, недовольно фыркнула.

- Сделать так, чтобы в трём часам моя дочь была самой красивой и буквально сияла. Не успеете - прикажу высечь. 

Жрица быстрым шагом удалилась из комнаты, оставляя служанок и Риалану в растерянности.

- Ви'эшт*, скорее, скорее! - щебетали девушки боясь, что выделенного на сборы часа может не хватить.

- Боги тебя накажут, больно! - рыкнула Алана и удивилась своему порыву. 

Служанка, в этот момент расчёсывающая ей волосы, испуганно сжалась, а после приступила к делу куда осторожнее. Тело девушки умастили благоухающими маслами, затем её облачили в прекрасное платье, дополнив образ нежными аксессуарами, создающими гармонию и равновесие. 

Внешний вид продумывала Анни, так что ничего выбирать не пришлось.

Ровно через час Анни вернулась в комнату и придирчиво осмотрела дочь.

- Ну что ж... Теперь жди. Скоро поедем в гости. Смотри не помни платье. 

Девушка осторожно подняла голову и, увидев, что мать на неё не смотрит, показала последней язык. 

***

Амата не видела сына с самого утра. Он пообещал вернуться к их отправлению в гости и тут же отправился на охоту. Новость о замужестве принял с достоинством, даже ничего не сломал. Правда от волнений завернулся узлом, но довольно быстро вернулся в свой обычный образ. Принимая отца, как наилучший авторитет, юный Инвер предпочитал внимательно выслушивать родительские слова и принимать их достаточно спокойно. Вот только речь о замужестве всё же заставила его напрячься. 

 

- Инвер, сынок, не стоит так остро воспринимать данную новость. За плечами этой девочки прекрасные территории, которые после брака станут не только её, о и твоими. Да  её мать великолепная женщина. Мы с ней дружим ещё с начала служения в Храме. 



Алисия Анисимова

Отредактировано: 04.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться