Дьявол и Город Крови: Там избы ждут на курьих ножках...

Глава 21. Валюта Дьявола

На утро она проснулась, относительно здоровая, вышла с полотенцем и мылом к колодцу во дворик, образованный избушками. Засмотрелась на стаю волков, которые резвились недалеко от избы, соображая, бежать в избу или кинуться в предбанник, ибо до него было ближе, отступила назад, запнулась за камень и растянулась во весь рост.

Дьявол засмеялся, не проявляя никакого сочувствия. 

— М-да, какой уж из тебя боец? Это… я их позвал. Они предупредят, когда оборотни перейдут границу леса. Ты не бойся, они землю слушают и человека на такой земле не тронут.

Банька, как ни странно, топилась, ожидая, что Манька сделает ее счастливой. Изба дымила печкой, тоже не сомневалась, что Манька не откажется от угощения, и запахи неслись такие одуряющие, что Манька подавилась слюной. Может, опять ждала в гости водяного…

Она бочком, искоса присматривая за стаей, прошла в избу-баню, прогрелась, напарилась, выбежала, нырнула в реку, проплыла от одного берега до другого и обратно, еще раз напарилась и еще раз переплыла реку, и вышла на обычную утреннюю пробежку, чтобы снова завершить ее баней.

Бежать на виду у волков Манька ни за что не хотела, и первым делом отправилась к Дьяволу на откровенный разговор.

Разговор она продумала еще в бане.

Дьявол не обратил на ее страдания никакого внимания. Он острее затачивал стрелы, окуная наконечники в расплавленный белый металл, в котором Манька, к своему несказанному удивлению и такой же несказанной радости, узнала серебро.

— Откуда? — восхищенно выдохнула она, разглядывая стрелу в руке.

— Манька, у тебя земля под ногами, которая не может не дать тебе серебра для благого дела, — укорил Дьявол. — Поленья отдали тепло, которое плавит серебро, и земля выталкивает его на поверхность. Скоро здесь будет все покрыто серебром. Пули, конечно, нам не отлить. Это тебе не гвоздик, к ним еще порох нужен, но стрелы получаются замечательные. Я добавил немного вольфрама и некоторые элементы. Серебро пластичное, а вольфрам обеспечит хрупкость, проникая в тело оборотней. Осколки в любом случае должны остаться, а прочие элементы — проникновение. Рисковать нам нельзя, каждый меткий выстрел должен достать оборотня, потому что сюда много их идет. 

— Уже? Но ведь еще не полнолуние! — испугалась Манька.

— Маня, вампиры оказались умнее, чем я думал. Через два-три дня посланные оборотни будут здесь. и многие из них проинформированы, что могут столкнутся с организованным сопротивлением. Так что и арсенал у них ой-ей-ей, и самих их ого-го-го! Раз уж они объявили нам такую войну, последнее слово я оставляю за собой. Стрелять, правда, тебе придется метче, чем они, потому как одна ты у меня, а их много. Сотни! Тысячи!  — и спохватился: — Ты что-то хотела?

Манька отмахнулась, побледнев в лице.

— Тысячи? — прохрипела она, поперхнувшись. — Стрелять я как научусь? Я лук в руках не держала! — жизнь у Маньки опять оказалась под горой, а она-то думала, что поднимается. Она надеялась, что у нее еще есть время научиться. Но, оказалось, скатилась еще ниже. — Я ж не умею стрелять! — воскликнула она, понимая, что уже ничто ее не спасет.

— Учиться никогда не поздно, — наставительно заметил Дьявол, кивнув в сторону натянутого новенького лука, который висел на стене избы-бани. — Вот увидишь, стрелять из него — одно удовольствие. Я стрелы кое-чем намагнитил — это мое личное изобретение, содержится на вооружении Ада. Пальнул вслед, и стрела сама догонит. Из Ада еще никому еще не удалось сбежать.

— Есть такие смельчаки? — угрюмо поинтересовалась она.

— Постоянно! Вон и мать твоя с костра решила соскочить. Мань, ты ведь и не заметила, что она силы твои перекачивает. Говорит она, а не умирает, как другие, а ты без сил повалилась бы. И взойди ты на костер, вылез бы из огня еще один вампир, как те первые, которые потомству своему дали начало. Так что спас я тебя в очередной раз. Иди-ка ты, боец, на четыре круга вокруг луга, — он придирчиво ее осмотрел и остался недоволен. — А то тебе впору гроб выбирать! Кстати, какой бы ты хотела: красный, черный, или белый с голубой бахромой? Скажи, все исполню!

Манька в уме себя так и видела: в гробу, только еще не представляла его снаружи.

— Иди ты! — расстроено ответила она, зная, что он прочитал ее мысли. — Я это… — она кивнула на волков, — я поэтому и пришла. Они же хищники, за мной побегут. —  отступила она, открывая вид на огромную стаю, в которой волков было не меньше двух десятков.

— А ты шибче беги, — предложил Дьявол, не отвлекаясь от ковки стрел.

— С ума сошел?! Или думаешь, я с ума сошла?

— Маня, тут разведчики кругом! — образумил ее Дьявол. — С ночи пытаются проникнуть на заповедную территорию. Нам без охраны никак. У нас еще изба-баня на очереди, и со стрелами надо закончить. Врагов более трех тысяч — это только те, которые уже вышли к нам и собрались за озером. А ну как будешь промахиваться через одного? Тогда стрел не хватит. А ну как зеркало на них не подействует — мы им еще не занимались. А ну как серебро их не зацепит? Где оно? На земле! А они в обуви сюда идут — и тоже с оружием! А ну как подтянутся те, которые из за гор грозят, но вспоминают, что зима и далеко? Тогда их будет не три тысячи, а все десять. И не надо мне тут зубы заговаривать, я сказал, беги, значит, беги!

— А волки разве не боятся оборотней? — покосилась Манька в сторону стаи.



Анастасия Вихарева

Отредактировано: 01.12.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться