Дьявол моих кошмаров.

Пролог.

В детстве старший брат любил пугать меня до истерики, и не было возможности прекратить это насилие над моим нежным сердечком. Множество раз я просила его перестать это делать, но все мои попытки проваливались в тартары. Он ждал наступление ночи и вот когда наконец солнце уступало место луне, выходил на охоту. Бесшумно, как мышь, брат передвигался по дому, следуя за мной тенью. Я кожей чувствовала его прожигающий насквозь взгляд, но делала вид, будто это не так и вела себя, словно ничего не происходит.

Однажды его шутки перешли черту...

Родители тогда уехали в гости к родственникам, а брата оставили следить за домом.... и, конечно же, за мной. Ему даже черепаху доверить на пару часов страшно, не говоря уж о двенадцатилетней девочке, которая до такой степени стала зашуганной, что боялась выйти из своей комнаты. Везде ей мерещились монстры, готовые сожрать её заживо. Но родители поддались уговорам Жени и его ангельскому обаянию, которым он владел просто мастерски. Поцеловали меня на прощание, не заметив ужаса на моем лице, и уехали.

Я долго смотрела вслед машине, унесшей отца и мать в другой город и не могла найти в себе силы отвернуться и зайти в дом, зная что ждет меня по ту сторону двери.

Дошла я до своей комнаты, вся дрожа от страха и чувствуя, что ещё немного и сердце в груди разорвётся на части. Возникло желание быстро вбежать в комнату и запереть за собой дверь. Да ещё подпереть её изнутри чем-нибудь тяжёлым, чтобы нельзя было проникнуть внутрь.

Но ноги словно приросли к полу, а рука замерла на дверной ручке.

На своей щеке я почувствовала тёплое хриплое дыхание и волосы на затылке у меня зашевелились от ужаса, но я не могла найти в себе силы сделать хоть что-то. Просто стояла как истукан, вся белая. Точно мёртвая. А в следующую секунду свет во всём доме резко отключился и это заставило меня очнуться. Вздрогнув, я резко развернулась и прижалась спиной к двери. Глаза отчаянно вглядывались в темноту, стараясь разглядеть хоть что-то, а сердце в груди забилось так сильно, что готово было выскочить из груди.

Лёгкий порыв ветра, неизвестно как проникнувший в дом, пробежался по моему лицу. Со стороны кухни послышался странный приглушённый звук чем-то схожий на царапанье ножом, или чем-то острым, по деревянной поверхности.

Я зажмурилась и начала оседать на пол, так как от страха ноги меня уже перестали держать, а руки превратились в верёвки, которые безвольно повисли вдоль тела.

Скрежет повторился снова, но громче, а так же дольше.

Я на несколько минут забыла как дышать и лёгкие начали гореть от переизбытка углекислого газа в них. Глаза жгло от непролитых слёз.

Про себя я молила Бога заставить брата прекратить это, но ОН остался глух к моим мольбам и поэтому я в отчаянье обратилась к самому сатане и - о чудо! - свет зажёгся. Пропал пугающий звук. Я резко вскинула голову и открыла глаза. Огляделась по сторонам и не заметив ничего такого, что могло бы указать на присутствие кого-то ещё, немного успокоилась. Поднялась на ноги и готова была уже зайти в свою комнату, как вдруг услышала еле слышный стон, который больше походил на звериный вой.

-Ж-женя, п-прекрати, - заикаясь, пропищала я, боясь обернуться и встретиться лицом к лицу со своим страхом.

Но брат и не думал униматься. Вход пошли предметы, которые начали падать на пол с тумбочек, расположенных в прихожей. Мамина косметика разлетелась во все стороны. Туш докотилась до моих ног и замерла, и я вместе с ней. Обильные потоки пота стекали по лбу, скулам и терялись в складках воротниках. Сердце в груди забилось с утроенной силой, от чего зазвенело в ушах.

- Мама в-ведь прос-с-сила тебя больше меня не п-пуг-гать.

Снова стон, в этот раз громче. И он доносился с кухни.

Это же всего лишь Женя, - успокаивала я себя, делая глубокий вздох, - а значит бояться особо нечего... но всё равно коленки тряслись.

Стон повторился вновь и я, кое-как проглотив застрявший в горле горький ком, двинулась в сторону кухни на ватных ногах, не чувствуя под ногами пол.

-Ж-жень? - окликнула я брата, медленно открывая кухонную дверь, и замолчала, вслушиваясь в темноту, которая сгустилась на кухне.

Боязливо переступив порог, я вошла внутрь и, не глядя, пыталась рукой нащупать выключатель и когда это у меня получилось, включила свет. Но лампочка горела не долго - мгновение и она взорвалась под потолком и её осколки разлетелись в разные стороны. Я громко вскрикнула, зажмурившись и схватившись за голову. Не было сил больше сдерживать слезы, которые обильными потоками потекли по мертвенно бледным щекам. Не открывая глаз, всхлипывая и дрожащими руками держась за голову, я опустилась на пол и сжалась в маленький комочек.

Перестань... прошу, пожалуйста, остановись... Мне страшно... Я больше этого не вынесу...

Не плачь, - услышала я чей-то хриплый голос рядом с собой. И первое, что пришло мне на ум, так это то, что внутренний голос уже начал меня успокаивать, но когда просьба повторилась эта снова, но уже более внятно и где-то совсем близко, испугалась и резко подняла голову. Но вокруг было все тихо, даже слишком. И эта тишина давила и заставляла всю сжаться от страха. Потом снова этот же голос...

Тебе больше нечего бояться

После этих слов окно резко распахнулось, впуская на кухню холодный осенний ветер, который пронизывал до самых костей. Я с диким криком поднялась на ноги и помчалась в свою комнату. Там я запрыгнула на кровать и накрылась одеялом с головой.

Я не знала, что произошло тогда на кухне, кто разговаривал со мной, и почему в душе поселилось такое странное чувство, которому я не могла найти объяснения...

Но с тех пор я больше не видела брата. Он исчез, оставив после себя все те страхи, что вселял в меня на протяжении пяти лет.



Мишель О’Конел

Отредактировано: 05.12.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться