Дьявол моих кошмаров.

ГЛАВА 4, в которой я серьезно рискую

Сомневаться в Боге - значит, верить в него.
О. Бальзак

 

~ Вика ~

- Эй!
 

Прибывая в шоковом состоянии от осознания, что больше никогда не увижу лица подруги, не сразу услышала, как кто-то меня толкает.

- Что? - подняла глаза и встретилась с внимательным взглядом Вовы.

Парень возвышался надо мной на целых две головы, а если учитывать ещё то, что в данный момент я сидела на кресле, прижав колени к груди, его рост был для меня просто невероятным. В руке эта красивая (чересчур красивая) гора, состоящая практически из одних только мускулов, держала открытую баночку пива.

- Я тебя уже двадцать минут пытаюсь растолкать, - сообщил парень и сделал один большой глоток из банки, не спуская с меня глаз. По ним я поняла, что он далеко не счастлив быть рядом со мной в этот момент (да и не только), но из вежливости (или из-за любви к Даше) не грубит.

- Прости, задумалась, - призналась я, потупив глаза и пытаясь справиться со смущением.

- И, по всей видимости, очень глубоко, - нахмурился Вова. - Ты на протяжении всей вечеринки сидела в одной и той же позе. Как-только ты могла думать при таком шуме?

Только сейчас заметила, что кроме нас в доме никого больше нет. Если бы не пустые бутылки, разбросанные в разных местах, остатки еды и запах пота, о бурной вечеринки ничего не говорило. Всех, как-будто ветром сдуло. Были и - хоп! - никого. Чудеса и только.

- А куда все делись? - удивилась я, оглядывая пристальным взглядом гостинную, словно не верила, что мы остались с Вовой наедине. Быть может, на кухне кто-то сидит и курит, или целуется с кем-то на балконе.

- Разъехались по домам или ещё куда, не интересовался их планами, - раздражённо бросил парень, допил пиво и закинул пустую банку в мусорное ведро, которое стояло в шести метрах от него. Классно. Если бы руки не дрожали, похлопала.

- Как разъехались? Такая короткая вечеринка. На часах, наверное, и двенадцати нет.

- Вообще-то уже три часа ночи, - скрестил руки на груди Вова.

Нех... нифига себе! Я что почти пять часов просидела в позе "не трогай меня, я умерла"? Невероятно. Сейчас, наверное, если встану, то тут же упаду. Ибо ноги затекли.

- Ты домой то собираешься?

- Конечно. Только вот...

- Что?

- Не дойду я до него.

- Это ещё почему? - возмутился Вова. А мне так обидно стало, что аж плакать захотелось. Вот откуда такая ненависть взялась? Что такого плохого я ему сделала, что он поскорее от меня избавиться хочет?

- А ты бы смог пешком преодолеть шесть километров после того, как пять часов без движения просидел на кресле? - Никогда не повышала на кого-то голос. Но сейчас готова была закричать и удариться в безудержные рыдания. Посмотрю потом, как Вовчик будет себя вести.

- Ясно.

И это всё? Не "расплюнуть, для меня нет ничего невозможного", и не "сейчас такси вызову и тебя довезут до твоего дома", даже не "да пошла ты, не мои проблемы, каким образом ты до дома своего доберешься". Удивительно.

Но домой как-то идти всё же надо.

Только вот как?

Но поразмыслить на эту тему мне не дали. Из комнаты, куда ушёл Вова, тот вышел уже одетый в верхнюю одежду, позвякивая ключами от машины.

- Я отвезу тебя.

Он это кому? Неужели кто-то ещё не ушёл? Повертела головой из стороны в сторону, но никого не увидела. Значит не может ли это означать, что Вова обращался ко мне?

- Ты это серьёзно? - с сомнением спросила я, не уверенная, что правильно его расслышала.

- Похоже на то, что я шучу?

Мрачное выражение лица Вовы отклоняло это предположение.

- Точно домой отвезёшь?

За годы, в течении которых меня считали сумасшедшей, я перестала доверять людям. Исключением являлась только Даша. Но та умудрилась его подорвать, умолчав о своём парне. У нас никогда раньше не было секретов друг от друга. И новость, что в жизни подруги появился любимый человек, была просто обескураживающей.

Вова хороший человек. Я много раз становилась свидетельницей его добрых поступков. Бабушку через дорогу перевести? Да без проблем. Накупить игрушек и отдать детям, которые остались без семьи и вынуждены ждать и надеяться, когда добрые люди заберут их к себе домой и подарят новую жизнь? Отлично. Пожертвовать своей успеваемостью в школе, чтобы решить проблему двух совершенно чужих ему человек? С превеликим удовольствием.

Одной лишь своей улыбкой, он способен сделать мир лучше. Такой светлый и чистый человек, что всё остальное кажется таким чёрным, не правильным и грязным.

Я неосознанно  к нему тянусь, но он всегда меня отталкивает. Не позволяет стать ближе.

Почему?

- Домой, - кивнул парень. - Или тебе куда-то в другое место надо? Извини, детка, но я не нанимался быть бесплатным такси.

Я проглотила вертевшееся на языке ругательство. Спустила на пол ноги и встала. Гостинная тут де завертелась вокруг меня, а перед глазами заплясали разноцветные пятна. Если бы не вовремя подоспевший ко мне Вова, то встречи лица с  полом было не избежать. Парень обвил вокруг моей талии руки и я за них тут же ухватилась. Он не дал мне упасть.

- Осторожно, - услышала я его голос возле своего уха.

- Мне плохо, - честно призналась я, когда к горлу начала подступать тошнота, а ноги продолжали дрожать, как-будто я пробежала кросс на пятьдесят километров без остановок.

- Знаю, - вздохнул Вова, и тут же я перестала чувствовать под собой пол. Сначала я запаниковала, но быстро успокоилась, когда Вова удобно устроил меня у себя на руках и пошагал к выходу из дома.

...

Мы ехали молча. Я смотрела в боковое окно и думала о том, что скажу Марии Григорьевне и Алексею Игоревичу, когда они спросят о Даше. Какую ложь  придумаю на этот раз? О демонах вообще лучше не упоминать.



Мишель О’Конел

Отредактировано: 05.12.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться