Дьявольская трель

Размер шрифта: - +

10

Ты видишь, что моя боль реальна,

Смотри, мой мир распадается,

И притворись, что ни один из нас не видит этого падения!

Пока я превращаюсь в песок,

Ты берёшь меня за руку

И говоришь, что любовь превыше всего...

© System Of A Down – «Ego Brain»

 

Глава 10

Когда мы говорим о мужчине тридцатипятилетнего возраста, то живо представляем себе женатого, успешного и счастливого человека. В случае Ральфа, пожалуй, единственным правильным критерием из представленных был успех. Будучи подростком, он уже знал, чего хочет в жизни, и шел к этой цели. Он всегда отличался от своих сверстников тем, что у него ветер в голове никогда не гулял, и все свое свободное время он тратил на учебу, ведь он мечтал стать адвокатом. Одно дело - им быть, а стать успешным адвокатом предполагает собой неимоверное трудолюбие, отлынивать нельзя.

О женитьбе он никогда не задумывался, предпочитал одиночество. В возрасте двадцати лет съехал от родителей и снял квартиру недалеко от них. Друзьями он так и не обзавелся, имелись люди, с которыми он общался на почве работы, и этого было достаточно. Но все же единственный близкий ему по духу человек присутствовал в его жизни.

Работа адвоката нелегка, и строить защиту человека, который виновен, не самое приятное дело, но ведь это являлось его обязанностью. Кто бы мог подумать, что, оказавшись на темной стороне и встретившись с демоном, его мнение изменится. «Грешников я люблю, - говорил Агатес тогда, - ты вставал на защиту себе подобных».

Ральф не желал мириться с этим, но, в конце концов, понял, что защищал преступников. И он стал одним из них.

- Я помню глаза Синди, - начал Ральф, - на солнце они всегда казались цвета морской волны, но в тот день они стали темно-красными и слезы текли из них, не переставая. Я так виноват.

Джереми слушал его и поражался тому, что голос напарника через раз дрожал, он прокашливался и пытался взять себя в руки, но как только он делал паузу – дрожь вновь проникала в его речь.

- Никогда не любил компанию, даже если она состояла из родных людей. От родителей я съехал, но в гости приходил, потому что в их доме осталась моя сестра.

Ральф замолчал, а затем усмехнулся.

- Знаешь, меня тогда охватил ступор не из-за того, что живу последние секунды, а потому что вокруг была кровь. Вид крови меня пугает, ее цвет отвратителен, а металлический вкус непрошено чувствуется на языке.

Джереми вспомнил иллюзию, созданную демоном, и теперь понял, почему Ральф замер на месте и не мог пошевелиться.

- Так что же случилось? С Синди, твоей сестрой? – тихо спросил Джереми, боясь спугнуть откровенность приятеля.

Ральф выдохнул через рот.

- Это случилось не только с ней. Со мной тоже, – Ральф запнулся, но затем взял себя в руки. – Я знаю, что дружба - это не про меня. В то время, когда мои сверстники гуляли и заводили друзей, я корпел над учебниками. Я не знал, что такое иметь человека, который может поддержать тебя в трудную минуту или просто поговорить о глупостях. До определенного момента.

Джереми задумался.

- У моей сестры был мужчина. Его звали Мэтт, – Ральф улыбнулся, произнося его имя. – Этот человек протянул мне руку помощи, хотя я не просил. Наверное, ему казалось, что я был слишком одинок и мне некому рассказать о своих переживаниях, ведь даже с отцом у меня были плохие отношения, мы не понимали друг друга. Не думал, что на моем лице все так явно отображалось. Да, Синди была в каком-то роде моей собеседницей тоже, но Мэтт… он стал мне другом. Именно тем человеком, которого у меня никогда не было.

Ральф замолчал, вобрал воздух в легкие и неслышно выдохнул.

- Случилась авария, - продолжил он. – Мэтт очень сильно пострадал – он больше не мог ходить. В то время он был прикован к кровати уже год. Перед трагедией Синди и Мэтт говорили о свадьбе, больше моя сестра ждать не хотела. Она любила его и была готова принять таким, как есть. Но Мэтт решил иначе. Он попросил меня сделать ему одолжение…

Джереми занервничал. Его кулаки то сжимались, то разжимались.

- Мэтт сказал, что не хочет портить Синди жизнь, ведь он уже не человек, а обуза. Он сказал, что уже нельзя тянуть, иначе они станут мужем и женой. Мне было больно слышать подобное, но я понимал, как обязан этому человеку. Я не мог поступить иначе. Если это было тем, чем я мог отплатить ему за его отношение ко мне, значит, так тому и быть. Он сам подсказал, что я должен был сделать… Я убил его. Вколол большую дозу снотворного, и он уснул навсегда.

Лицо Джереми вытянулось, глаза нервно забегали. Он не мог себе представить тех чувств, которые испытывал Ральф в тот самый момент, но лично для него Ральф не был плохим человеком. «Что бы сделал я на твоем месте?» - подумал Джереми.

Ральф провел рукой по лицу, словно вытирая его, пытаясь прийти в себя, и на несколько минут прижал ладонь ко рту. Его глаза отразили отвращение, будто он сейчас снова находился там.



Дарья Савельева

Отредактировано: 11.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться