Дьявольская трель

Размер шрифта: - +

12

Скована по рукам и ногам кандалами страха,

Опутана ложью, омыта слезами…

Потерянная душа идет до конца,

И я снова борюсь за шанс услышать ложь.

Тебе всегда будет недоставать сил,

Ты никогда не будешь достойным.

Ты не был зачат в любви

И никогда не будешь выше этого.

© Evanescence – «Lies»

 

Глава 12

Липовый перерыв Эмили несколько затянулся, время было почти пять. «Да пошли они все! Кто они вообще такие?!» - раздраженно прошипела она себе под нос. Вместе с тем ее гнев увеличился, и прямо в этот момент она решилась направиться домой.

Для начала она пошла к школе, так как знала, что Брюс уже приехал за ней. Это действительно было так. Эмили посмотрела на пакет в своей руке, но на этот раз решила не торопиться избавляться от него.

Эмили стояла на тротуаре и ожидала зеленого сигнала светофора, чтобы перейти дорогу. Она не заметила, как бродячая собака подошла к ней со стороны, но, почувствовав, что кто-то слегка касается ее ноги, тут же обернулась. Эмили замерла. Собака принялась обнюхивать пакет в ее руках, но Эмили не могла выпустить его из рук, не в этот раз. Она уговорила себя повернуться в сторону светофора и посмотреть, не загорелся ли зеленый. Так и было.

- Хорошая собака… - прошептала Эмили и медленно направилась по дороге, а затем, когда увидела, что животное более не следует за ней, ускорила шаг.

Эмили благополучно перешла на другую сторону и вновь вернула своему лицу загруженный и злобный вид.

- Привет, – серьезно сказала она водителю и сразу же села в машину.

Брюс поспешил вернуться в салон и сесть за руль. Он, как обычно, посмотрел на девушку через зеркало, для него было заметным, что Эмили раздражена, и в этот раз водитель решил не быть назойливым и даже не спросил, как у нее дела. Кажется, это было правильное решение – ей не хотелось разговаривать.

Автомобиль ехал не спеша, и в какой-то момент Эмили потребовала добавить газу. Ее разгрызало чувство беспомощности, но она изо всех сил боролась с этим и, в конце концов, определила для себя другой путь, который поможет ей все понять. Всю жизнь она жила с чувством вины и не понимала, почему его чувствует, пора было положить этому конец. «Если демон не пришел мне на помощь, то тогда я сама со всем разберусь!» - подумала она и сжала зубы.

Брюс остановился на дороге перед воротами особняка.

- Жди здесь, – серьезно сказала Эмили и пристально посмотрела водителю в глаза, а затем вышла из машины.

Он кивнул. Брюса насторожила решительность, которая яростно пылала в глазах Эмили, но он не смел потребовать объяснений, ведь он всего лишь водитель. Все же эта ее злость могла к чему-то привести, но к хорошему ли? Это вопрос другой.

Эмили разом преодолела ступеньки крыльца и сразу же схватилась за ручку двери, чтобы отпереть ее и войти в дом.

Оказавшись внутри, она прошла в гостиную и увидела Мари, которая опять что-то читала. Эмили с ненавистью посмотрела на нее.

- Где отец? – строго спросила она.

Мари подняла на нее глаза, тон дочери вызвал у нее улыбку, даже можно сказать, смех. Она знала, что Эмили свойственны грубость и невежество, но в этот раз ее слова несли более требовательный характер, и Мари это уловила. По ее мнению, у Эмили не было полномочий что-то требовать.

- В своем кабинете, – спокойно и несколько мелодично ответила Мари и хотела вновь опустить глаза в текст, но дальнейшая фраза Эмили нарушила ее планы:

- Пусть спустится сюда!

Мари улыбнулась.

- Ты требуешь?

- Да, я требую!

- Так позови его, в чем проблема?

Эмили такого поворота не ожидала. Она предполагала, что таким способом сможет нагнать страх на мать, и та сразу же испугается и примется слушать ее безотлагательно. Но нет.

Эмили поморщилась, подошла к лестнице, ведущей на второй этаж. Немного запрокинув голову кверху, она крикнула:

- Папа!

Не было сомнений в том, что Гарри ее услышал. Эмили немного постояла с поднятой вверх головой, затем перевела взгляд на мать. Мари вновь не обращала на ее очередной «спектакль» никакого внимания и вернулась к чтению.

После повторного зова, наконец послышалось, как хлопнула дверь кабинета наверху, и шаги мужчины постепенно начали приближаться к лестнице.

- Что случилось, Эмили? – спрашивал он на ходу. - У меня много работы! Опять что-то натворила?

Он остановился на половине лестницы и смотрел на дочь. Эмили не понравилось, что к ней в ее же семье сложилось предвзятое отношение, чуть что, сразу она в чем-то виновата.

- На этот раз вы натворили! – резко произнесла она. - Сядь.

Эмили указала ему на белоснежный диван, на котором сидела Мари. Гарри грубость дочери решил пресечь сразу же.



Дарья Савельева

Отредактировано: 11.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться