Дьявольская трель

Размер шрифта: - +

13

Теперь я в ловушке последствий

Своих ошибок.

Я слишком долго был на дне,

Я сижу и дрожу,

И моё сердце начинает колотиться.

Яд ещё остался в моих венах,

Я слабею

И задыхаюсь...

Я закрою глаза и уплыву прочь,

Я проживу свой самый черный день

И буду петь эту песню что есть мочи,

Пока этот чёрный день не подошёл к концу.
© 12 Stones – «This Dark Day»

 

Глава 13

Всю последующую неделю Эмили жила у Дюка. Отец нашел ее в тот же день ночью, но она сказала, чтобы он убирался прочь. Он думал, что ей некуда идти, и вспомнил о том парне, Дюке, из-за хулиганства которого ему пришлось выплачивать школе компенсацию за сломанную дверь. Узнать адрес его проживания ему не составило труда.

- Дочка! - кричал он, стоя на пороге. - Мистер Эндрюс, пожалуйста вразумите ее!

Отец Дюка молча стоял на пороге и вообще не понимал, что, собственно, происходило. Дюк еле заметно качал головой, пытаясь подсказать ему, что мистера Дорсона стоит послать куда подальше.

- Девушка останется, – слегка неуверенно начал мистер Эндрюс. - Я понимаю, что она ваша дочь, но она не хочет вас видеть. Пусть поживет здесь какое-то время, мы с женой против не будем.

- Поживет?! – взорвался Гарри. - Вы о чем вообще говорите! Эмили, быстро собирайся, мы тотчас уезжаем!

- Нет, папа! Я остаюсь!

- Прошу, покиньте мой участок, – спокойно произнес мистер Эндрюс, но при этом в его голосе чувствовалась требовательность, словно, если Гарри произнесет еще хоть слово, то он просто возьмет его за грудки и вышвырнет за ворота.

Гарри несколько мгновений сверлил его взглядом, затем повернулся в сторону Эмили. Конфликт был ему не нужен, но и повести себя грубо по отношению к дочери он не хотел, слишком много он причинил ей боли и поэтому сдержал гнев. Если он поддастся своим эмоциям, то, возможно, Эмили никогда не вернется домой.

- Всего доброго, – сквозь зубы процедил Гарри и направился к своей машине.

Эмили и Дюк забежали в дом, следом за ними через минуту зашел отец парня – Стэн Эндрюс.

- Так, молодежь, рассказывайте, – сурово потребовал он, глядя на них.

- Отец, это все было не зря, уверяю. У Эмили сложная ситуация в семье… - сказал Дюк и невнятно прервался, боясь, что скажет лишнего, ведь это была история Эмили, очень личная.

- Простите, мистер Эндрюс, что свалилась так внезапно на вашу голову, но больше мне некуда пойти. В моей семье сейчас происходит некая драма, но в чем она заключается, я рассказать не могу, простите. Но это очень серьезно.

Стэн сощурил глаза, внимательно вгляделся в лицо девушки и понял для себя, что она вроде как не врет. Затем он взглянул на сына, который слегка обнимал Эмили за плечо, и подумал о том, где девушка будет спать, ведь их дом очень небольшой, а допустить, чтобы сын ночевал с ней в одной комнате, не мог. К тому же, он был уверен, что у девушки должны быть подруги, и его настораживала мысль о том, почему она пришла именно к его сыну. Чтобы понять ответ, быть мудрецом не обязательно.

- Хорошо, оставайся. Можешь обустроиться в гостиной.

Эмили смутилась.

- Нет, пап, - поспешил добавить Дюк, - я уступлю ей комнату, а сам посплю на диване.

Эмили благодарно посмотрела на него, будто он только что сорвал звезду с неба.

- Ну хорошо, – согласился Стэн и устало зевнул. - Тебя как зовут-то?

- Эмили, – улыбнулась она, возможно первый раз за всю жизнь без намека на язвительность.

- Эмили, – повторил мужчина, словно закрепляя ее имя в памяти. – Я Стэн, но лучше зови меня мистер Эндрюс, так солидней.

Мужчина с усмешкой подмигнул ей и направился в спальню, давая Эмили и Дюку шанс остаться наедине и все обсудить.

Дюк улыбнулся и хотел крепко обнять Эмили, но она поспешила отдалиться от него. Ей сразу же вспомнилась недавняя встреча с демоном, и осознание того, что теперь она обязана все сделать так, как было задумано, ее не отпускало. Но с другой стороны, Эмили наконец призналась себе, что ей приятно находиться в компании Дюка, и, если уж осталось жить несколько дней, то не стоит, наверное, вести себя, как дрянь. И сразу же после этого мозг атаковала другая мысль – не нужно давать Дюку глупые надежды, если он привяжется к ней, то ему будет слишком больно узнать, что ее вдруг не стало на этом свете.

- Ты меня боишься? – грустно улыбнулся Дюк, ненароком подумав, вдруг Эмили считала, что он принудил ее к чему-то.

- Нет, - мгновенно ответила она, - просто не нужно так делать.

- Тебе неприятно со мной обниматься?

- Просто не трогай меня сейчас, – скомкано ответила она и пошла в комнату.



Дарья Савельева

Отредактировано: 11.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться