Дыхание Льда (стимган. Том 2)

Размер шрифта: - +

Глава 3. В погоне за призраком

Погода над Уналашкой менялась стремительно. Когда Аскольд, давя на педали, подкатил на велосипеде к порту, в небе собрались тучи, заморосил дождь, остров накрыли сумерки.

Порт — два небольших деревянных пирса и складской амбар — казалось, вымер. Пароходо-корвет «Линкольн» стоял у причала; черный борт, надстройки и мачты терялись в сгущавшейся мгле, нависшей над бухтой. Хорошо еще ветер здесь особо не ощущался, но вдалеке на море виднелись белые барашки волн.

Аскольд подрулил к шторм-трапу, бросил велосипед и быстрым шагом поднялся на борт, где нос к носу столкнулся с вахтенным матросом, прятавшимся в тени под нависавшей сверху палубой. На просьбу проводить к капитану, матрос испуганно сверкнул глазами и ответил отказом — совсем юнец оказался, возможно, даже не матрос, а юнга, дотошно исполнявший устав, не позволяющий оставить пост. Аскольд предъявил ему мандат диппредставителя российской службы, уточнил, вся ли команда и пассажиры на борту, и, получив сведения о том, что из поселения до сих пор не вернулись трое, разузнал, где искать капитана.

Брайан Эддингтон, капитан «Линкольна», оказался ровесником Аскольда. Обычное, ничем не примечательное лицо, русые волосы, среднего роста. У себя в каюте он тщательно изучил предъявленные прибывшим на борт представителем документы, молча выслушал его историю и, надо отдать должное, не засуетился и не запаниковал, а первым делом вынул из шкафа судовую книгу и раскрыл ее на столе, пригласив Аскольда взглянуть на списки экипажа.

Всего в команде было шестнадцать человек. За трех из них капитан поручился: старпом, судовой врач и телеграфист. Эти люди прослужили с ним не один год прежде, чем Эддингтон получил под свое командование корвет. Остальных матросов набирали в Сиэтле и Джуно по мере продвижения к Уналашке.

— Вы же понимаете, — говорил капитан, — «Линкольн» — пароход на списание. Построен в прошлом веке. Паровая и парусная тяга… он свое давно отслужил.

— Да, уже понимаю, — Аскольда злило, что Департамент договаривался с американцами об одном, а на деле вышло все иначе — кто-то явно решил сэкономить на переброске агентов и потому прислал старую посудину. Но не это главное: — В каком порту поднялся на борт мистер Кингзман?

— В Сиэтле, сэр. Там же мы наняли матросами двоих, кого вы… — Он запнулся.

— Убил, — помог Аскольд, глядя в светлые глаза капитана.

Да, сложная ситуация, говорил взгляд Эддингтона. С одной стороны, четкие инструкции, полученные в письменном виде и подтвержденные лжеагентом, с другой, русский представитель, заявивший об убийстве трех человек, которого необходимо доставить в Джуно, а затем, вместе с отрядом агентов Бюро расследований, — в Скагуэй. Но стоит ли верить русскому, может арестовать его и передать в руки шерифа?

— На подобный, особый случай, Бюро должно было предусмотреть обмен кодированными сообщениями, — заявил Аскольд.

— К сожалению, нет, сэр. До вашего появления всеми перемещениями корвета руководил агент Кингзман. Но я могу незамедлительно выйти в море и утром, когда достигнем северных границ Тихого океана, попытаться телеграфировать в Джуно. Мощности нашего сигнала, увы, может не хватить, но попробовать стоит.

— А дальше? Что вы телеграфируете в Джуно и — кому?

— Не знаю, — пожал плечами Эддингтон. — Надеюсь, вы мне подскажете.

— Хорошо, я подумаю. — Аскольд заметил, что на нем до сих пор пальто и шляпа. Он быстро снял и повесил намокшие под дождем вещи на крючки возле входа и вернулся к столу с вопросом: — На борту есть оружие?

— Да, конечно. — Капитан отпер верхний ящик в столе и достал револьвер. — У меня и у старпома. И еще в арсенале десять «винчестеров».

— Взрывчатка?

— Нет. Орудия и снаряды с корвета сняли в прошлом году, когда проводили плановый ремонт и замену паровых машин на верфях Нью-Йорка.

В дверь каюты постучали. Капитан взглянул на хронометр, лежавший на столе и поднялся со словами:

— Это старпом. Пора отплывать.

— Ваше присутствие на мостике обязательно?

— Я отдам указания и вернусь.

— Только прошу…

— Не волнуйтесь, я найду, что сказать о пропавших людях. — Он спрятал револьвер в карман, прошел к двери и обернулся: — Вы должно быть голодны? Ужин уже состоялся, но…

— Чай или кофе вполне устроят.

— Я распоряжусь.

Капитан покинул каюту, и Аскольд склонился над раскрытой книгой с именами матросов. Черт побери! А если среди них не осталось сообщников лжеагента? Хотелось бы верить, тогда, возможно, до Аляски доберутся без проблем. Он просматривал имена и приписки о портах, где нанимали людей. Если рассуждать логично, сообщники убитых им преступников сели на пароход в Сиэтле. Значит, можно исключить пятерых матросов, которых зачислили в экипаж, останавливаясь в Джуно. Еще за троих поручился капитан. Плюс сам Эддингтон. Уже на девять подозреваемых меньше.

Он помедлил и решил пока не вычеркивать из подозреваемых юнгу. Услышав шум заработавших гребных колес и предупредительный гудок, шагнул к иллюминатору. На улице окончательно стемнело. Аскольд отдраил створку и выглянул наружу. Каюта капитана находилась на нижней палубе под мостиком. Сквозь шум донеслись голоса — швартовочная команда выбирала концы, пароход отчаливал от пирса. Неровным темным контуром в рассеянных лучах прожекторов вдалеке проступили склоны холмов, окружавших бухту. Вновь прозвучал гудок и шлепки лопастей колес почти слились с пыхтящим звуком паровой машины.

Аскольд вернулся к столу и представил себя на месте преступников. Какая у них была цель, захватить его или убить? Если убить, значит, завладев документами, выдать одного из сообщников за диппредставителя. Если захватить, тогда должны были чем-то напоить, какой-нибудь отравой или ввести наркотик, чтобы затем вернуться на пароход вместе и… Хотя нет. У преступников при себе особых медикаментов не оказалось. Он хорошо их обыскал.



Петр Крамер (Peter Kramer)

Отредактировано: 27.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться