Дыхание Льда (стимган. Том 2)

Размер шрифта: - +

Глава 5. Ловля на живца

Свет в каюте включился также неожиданно, как и погас. Только сейчас Аскольд почему-то находился в другой каюте, знакомой ему, но — капитанской.

Что за чертовщина? Не мог же он с помощью магии переместиться сюда?

Боль и понимание случившегося пришли с запозданием. Аскольд попробовал шевельнуться и понял: руки связаны за спиной. Он сидит на табурете под стеной, за столом напротив — капитан, рядом с ним старпом. Оба буравят взглядами, не моргая. Вот-вот дырку просверлят.

Аскольд открыл было рот, чтобы заговорить, но с чего лучше начать, так и не придумал, и решил промолчать.

На столе перед капитаном грудой лежали его вещи, рядом с которыми сиротливо, но гордо стоял выпотрошенный саквояж. За переборкой мерно гудела паровая машина, корвет покачивался на волнах. Аскольд надеялся, следовал прежним курсом.

Капитан и старпом продолжали смотреть на него — похоже, заговаривать первыми не собираются. Что ж, ладно.

— Позовите юнгу, капитан, — попросил Аскольд и закашлялся.

Под ребрами вдруг начало нестерпимо саднить, он вспомнил, как увернулся от кулака Кертиса, выстрелившего в лицо, но пропустил удар в живот. С каждым следующим вдохом боль начала усиливаться — неужели ребро сломано, а может, не одно?

— Капитан, — вновь заговорил Аскольд, — юнга рассказал, что Кингзман и Доусон планировали мое убийство. На корабле прячется неизвестный… — он снова закашлялся, но нашел силы продолжить: — Юнга видел его. Неизвестный угрожал ему расправой. Приведите сюда мальчика, и он подтвердит мои слова.

На этот раз Эддингтон и Кертис переглянулись, последний многозначительно кивнул. Капитан сообщил:

— Юнга пропал. Думаю, вы скинули его за борт, затем прошли в каюту телеграфиста и проломили бедняге череп ледорубом.

Он взял со стола блеснувший сталью «айсбайль» и повертел в руках.

— Затем стерли кровь с орудия убийства платком, но платок выкинуть не успели.

Капитан показал заляпанную красным тряпку, и Аскольд выругался про себя: сразу вспомнился предсмертный плевок лжеагента в Уналашке и местный испуганный ребенок. Нужно было выбросить платок, но Аскольд, вытершись у заводи, машинально сунул его в карман.

А Эддингтон молодец, продемонстрировал неплохие детективные способности, только рассмотрел единственную версию событий. Проще сказать, взял ложный след. Но от этого не легче.

— После убийства в каюту заглянул Билл, — говорил капитан. — Уверен, вы бы и его попытались пришить. Но Билл — не промах, не зря в определенных кругах его кличут Камнедробителем. Он обезоружил вас и притащил ко мне. И сейчас вы расскажете все. Зачем убивали матросов и агента Бюро расследований. Зачем расправились с телеграфистом. Зачем вообще затеяли всю эту историю, явившись на борт моего корабля.

— А потом? — Аскольд начал догадываться, за что погнали из китобойного флота старпома. Скорее всего, тот участвовал в боях без правил, ставших популярными в последнее время в небольших портовых городках. Только на подпольных рингах дают такие звонкие и запоминающиеся прозвища. Возможно, Билл Кертис даже убил в схватке противника. Дело получило огласку, и его вышвырнули за дверь. Но это лишь версия, которую нет смысла проверять, если старпом не связан с преступниками, орудующими на корабле. А чутье подсказывало Аскольду, что не связан.

— Властью данной мне морским кодексом, — объявил капитан. — Я буду судить вас и вынесу приговор.

— А если я повторю все сказанное мною ранее, — Аскольд поморщился от боли, сдвинулся немного в сторону, выбирая положение поудобней, чтобы не так сильно саднило под ребрами. — Что тогда?

Похоже, капитан и старпом такой поворот тоже предусмотрели. Кертис поднялся с табурета, взял со стола аскольдову трость и легко сломал ее об колено, будто сухую длинную лучину. Обломки бросил на пол, хрустнул пальцами, сжимая кулаки-гири. Повторно знакомится с ними у Аскольда не было ни сил, ни желания.

— Понял вас, капитан, — он как можно медленнее и осторожней вдохнул. Сердце здорово частило в груди, в горле першило, перед глазами иногда вспыхивали и пропадали радужные круги. — Обойдемся словами и другими общепризнанными мировым сообществом методами убеждения.

Он снова вдохнул — все-таки говорить долго не получалось, боль в ребрах сразу давала о себе знать.

— Я не убивал юнгу. Убить планировали меня. Зачем, не знаю. Может хотели подменить, чтобы воплотить какой-то зловещий замысел хозяина. Но я частично нарушил планы преступников. Один из них действует на вашем корабле, капитан. И он постарается убрать меня, пока корвет не достиг берегов Аляски.

Мореходы молчали, и Аскольд решил привести последний, не самый лучший, но действенный довод:

— Оставьте меня без присмотра, капитан. Заприте в каюте. Только прошу, руки все-таки развяжите, но остальным объявите, что я взаперти и скован намертво. И убийца явится ко мне до того, как причалим в Джуно. А если не явится, значит, мне будет нечем крыть вашу карту. Сдадите меня шерифу, да и все.

Капитан и старпом в очередной раз многозначительно переглянулись. У Аскольда вдруг возникло устойчивое ощущение, что всякий раз при упоминании шерифа Эддингтону становится не по себе. Мозги сразу заработали на полную катушку, разматывая клубки различных версий в поисках причин столь странной реакции. Вряд ли это касается прошлого старпома. Дело не в ставках на тотализаторе боев без правил, здесь пахнет чем-то покрупней. Капитан жаловался на корвет, который должен пойти на списание. Груза на борт много не возьмешь, зато мест, где спрятать контрабанду, полно. А какой самый ценный груз на Аляске?..

Аскольд едва не воскликнул от радости, когда простая, как два плюс два, задачка решилась сама собой. Ну как же он сразу не догадался? Частные компании вывозят с Аляски золото. И не каждый хочет платить налог на добытый с неимоверным трудом металл. Скорее всего, контрабандный груз уже на борту «Линкольна». И в курсе незаконной перевозки лишь доверенные лица: старпом, телеграфист (уже покойный) и фельдшер, о которых при первой встрече упоминал капитан. Вот за что он трясется. Но если есть некто неизвестный, прячущийся на корабле, это уже третья сила, которой невозможно управлять и которая вполне способна нарушить план доставки контрабанды заказчику. Брайан Эддингтон сейчас перед выбором, перед очень серьезным выбором: доверится загадочному русскому или нет.



Петр Крамер (Peter Kramer)

Отредактировано: 27.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться