Дыхание Льда (стимган. Том 2)

Размер шрифта: - +

Глава 14. Излишняя самоуверенность

До отхода поезда оставались считанные минуты, а Ева так и не решила, как сесть в вагон и при этом всю дорогу остаться незамеченной для преступников.

Накинуть капюшон парки и занять лавку в противоположной стороне от мужчин — не выход. Вдруг Кокс или Янгер захотят прогуляться или с кем-нибудь поболтать и случайно заметят ее? К тому же преступники настороже, могут срисовать ее еще при посадке, ведь пассажиров до Уайтхорса не так уж и много.

Она задержала взгляд на крыше вагона и отмела вариант, как безумный. Во-первых, можно свалиться или быть раздавленной под сводами тоннеля, если таковые имеются по пути. Во-вторых, ее точно заметит машинист или его помощник и заставят слезть еще до отъезда…

Сбоку из паровозного тупика донесся шум и громкие голоса. Ева повернулась на звук и уставилась на грузовую платформу, которую выкатили из амбара в тупике несколько крепких мужчин, видимо, грузчики.

А это еще что такое? В передней части платформы высились стянутые веревками штабели пиломатериалов: разнокалиберные доски, похоже, ящики с гвоздями и плотническими инструментами. В задней был отсек с углем.

Бригада грузчиков подкатили платформу к вагону, где уже ждал помощник машиниста. Громко лязгнула сцепка. Помощник, мужчина средних лет, поднырнул под платформу и начал возиться с межвагонной муфтой.

А что — Ева склонила голову набок, оценивая высоту платформы и свободное пространство между грузами — вполне сойдет. Можно рискнуть и забраться на платформу и доехать до Уайтхорса, прячась за штабелями пиломатериалов.

Вот только как забраться туда незамеченной?

Мужчины столпились возле платформы, закурили. Машинист дал длинный гудок. Его помощник, одновременно исполнявший функцию вагоновожатого, выбрался из-под сцепного механизма и помахал белым флажком, сигналя о том, что все в порядке, платформа прицеплена.

Ну, была не была! Ева поспешила к поезду. Показала помощнику машиниста билет и поднялась на площадку, но в вагон заходить не стала.

— Леди, прошу зайти внутрь, — сказал помощник, поднявшись вслед за ней.

— Но почему?

— Таковы правила, — он указал на дверь. — Мы запираем вагон в целях безопасности пассажиров. Прошу вас.

— Ева бросила отчаянный взгляд на вокзальный домик, на платформу, на грузчиков, куривших в стороне.

— Вас кто-то должен проводить? — на лице помощника машиниста возникла вежливая снисходительная улыбка.

— Да, сэр! — ухватилась за эту спасительную соломинку Ева и уставилась на него, пытаясь пустить слезу. — Ну сжальтесь, позвольте мне немного здесь постоять. Любимый как всегда опаздывает…

— Что ж, две минуты, не больше. — Он кивнул и добавил: — Не буду вам мешать.

И прошел в вагон.

Машинист снова дал гудок, скрипнули и провернулись колеса паровоза. Состав слабо вздрогнул и тронулся в путь.

Ева покосилась на грузчиков, которые наконец докурили и побрели к амбару. Окинула взглядом станцию — из вокзального домика вышел обходчик в темной униформе, махнул кому-то, наверное, машинисту и вдруг уставился на Еву.

Вот зачем он вышел? Обходчик продолжал пристально смотреть на нее — ох и попадет помощнику машиниста за доброту.

Поезд начал набирать ход; клубы дыма и пара на миг скрыли от взгляда станцию, и Ева решилась. Пора! Поддернув юбку, перелезла через ограждение и прыгнула на грузовую платформу.

Она немного не рассчитала и врезалась в штабель из досок, оцарапала щеку и отбила ладони, но устояла.

Нельзя было терять драгоценное время, помощник машиниста мог появиться в любой момент, поэтому она сместилась, огибая штабель с противоположной от обходчика стороны, чтобы не заметил ее со станции. Устоять на узком участке между грузом и краем платформы, где едва помещалась стопа, было очень трудно. В любой момент можно сорваться и полететь на камни к подножию скалы, под которой пролегал железнодорожный путь.

Приставными шагами, Ева продвинулась от одной растяжки, толстой веревки, державшей груз, к другой. Подняла голову — дверь на площадку, где она только что стояла, распахнулась, из вагона выглянул помощник машиниста. На его лице возникло удивленное выражение. Видимо, он не заметил Еву в вагоне и, на всякий случай, заглянул за дверь — вдруг не дождавшаяся ухажера пассажирка прячется там?

Состав уже набрал ощутимую скорость, путь впереди изогнулся, огибая скалу. Вагоны закачались, и Ева не удержалась, полетела вниз. Но ее спасло то, что одной рукой сжимала растяжку.

Вскрикнув, она повисла в шаге от земли, больно стукнувшись коленями о край платформы. Подняла взгляд на площадку — помощник машиниста ее так и не заметил, да и не мог уже заметить за штабелями, откуда виднелся верхний угол, закрываемой им двери.

Ева сжала зубы, дернулась, вскинув другую руку, ухватилась за растяжку и в отчаянном рывке забросила ноги на платформу.

Кажется, она порвала юбку, когда проделывала все эти акробатические па. Но это не впервой: большую часть юности, еще до замужества она провела в бродячем театре, где играла в представлении эквилибристку, пробиравшуюся в комнату к любовнику по узкому карнизу дома. Потом, когда вышла замуж ей часто приходилось применять полученное в театре умение, проникая или покидая дома жертв, которых они обчищали с мужем, а после гибели супруга — в сотрудничестве с авторитетным вором Лео Фогтом…



Петр Крамер (Peter Kramer)

Отредактировано: 27.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться