Дыхание Льда (стимган. Том 2)

Размер шрифта: - +

Глава 17. Это судьба

Белый Лось знал, что Аскольд станет задавать вопросы. Поэтому, когда его разбудили, без каких-либо предисловий поведал историю из прошлого, рассказал случай из детства, который повлиял на его судьбу и расставил все точки над «и».

Оказалось, старик не только сносно говорил на русском, но и был обучен грамоте — вот откуда он узнал, что Аскольд из России, прочел в документах, хранившихся в портмоне. До шестнадцати лет Белый Лось рос в фактории РАК и хорошо помнил времена, когда колонисты после войн с тлинкитами наконец установили с племенами добрососедские отношения. Он и Ситку, бывшую столицу округа Аляска, до сих пор называл Новоархангельск, а трапперов именовал не иначе как охотниками. И вообще, все русское ему казалось гораздо ближе и понятнее, чем странное поведение белых людей из США с их необычными заковыристыми законами и презрительным отношением к индейцам.

В факторию русских колонистов Белый Лось угодил по воле печального события. Отец его был шаманом, обучал сына, готовя себе смену, передавая умение общаться с духами — вот почему старик решил, что Аскольд воин, видел в нем соответствующего духа. Каким образом, Аскольд уточнять не стал. И вот однажды в тайге, знакомя юного Лося с устройством мира, отец-шаман погиб, защищая отпрыска от медведя-шатуна. Лось и сам бы оказался растерзан, не приди на помощь русские охотники. Они забрали ставшего сиротой мальчишку к себе. Мать его умерла еще при родах, охотники хорошо знали шамана и исполнили его последнюю волю, когда тот умирал, пообещали позаботиться о сыне.

Только сыну шаман тоже успел дать наказ перед смертью: поведал, что однажды с восходом в Тлингит явится человек-воин, которому потребуется помощь. На вопрос, как узнать, когда придет воин? Шаман ответил: духи подскажут. И умер.

К тому времени, как Белый Лось возмужал, Россия продала Аляску США. Ему предлагали переселиться с другими индейцами на Дальний Восток, но уверивший в свое предназначение Лось не пожелал уехать. Считал, час еще не настал, поэтому вернулся в деревню отца. Так у него и возникло дополнение к имени «Белый», потому что с белыми людьми всю юность провел. Шаманом племени ему, конечно, стать не дали, зато зачислили в охотники и проводники, в которых так нуждались, осваивающие побережье и континент новые пришлые из США и Канады. Пригодились и умения, и знания о быте белых людей. Старик часто выступал переговорщиком в различных спорах между переселенцами с востока и племенами. Но потом индейцев стали притеснять, прогоняя с их территорий, селить в резервациях, и Белый Лось почти прервал контакты с местными властями, ограничившись редкими визитами в Джуно, где якобы промышлял рыбной ловлей с небольшой группой соплеменников.

Аскольд тактично не стал поднимать вопрос о контрабанде, просто сидел и слушал, как Белый Лось, возвращаясь с «рыбалки» в Джуно, увидел в бухте пароход, который взорвался, как индейцы выловили из воды два тела: мальчика и мужчину, как старик признал в мужчине воина, пришедшего прогнать зло, поселившееся в горах на севере. Зло, с его слов, забиравшее к себе всех без разбора — и белых рудокопов, и индейцев.

— Как это происходит? — спросил Аскольд, когда Белый Лось замолчал. — Как зло забирает людей? И зачем?

— Зачем, не знаю. Зло уводит их силой. Многие сгинули в Зубах Огненного духа.

Старик взял подогретый у костра котелок с водой и промочил горло.

— Зло делает их рабами?

— Да.

— Ты там был?

— Близко не подходил, — Белый Лось сделал еще глоток и поставил котелок на место.

— А необычную летающую машину видел? — Аскольд нарисовал палкой на земле дирижабль Макалистера.

— Да, и не раз. На нем летает зло!

Индейцы вокруг костра вздрогнули, будто слышали слова старика и с напряжением следили за разговором, притворяясь спящими. Только Чарли все было нипочем, посапывал, прижавшись боком к Аскольду.

Получается, Макалистер похищает людей для каких-то работ. Если вспомнить, обустройство его резиденции в Панаме, где в потухшем вулкане было прорыто множество ходов, на Аляске преступник может действовать подобным образом.

Хм, какая странная тяга у него к вулканам… Неспроста, ох, неспроста. Аскольд взглянул на небо и поднял руку ладонью кверху. Ветер поутих, снег сменился дождем, причем сильным и коротким, разбудившим людей и животных.

— Пора, — сказал старик поднимаясь. — Идем дальше.

И принялся тушить костер…

Когда отряд двинулся в путь, тучи разошлись и на небе ярко вспыхнула Луна. Ее света хватало, чтобы обойтись без факелов, которые, как догадался Аскольд, не зажигали лишь по одной причине: опасались полицейских постов.

Похоже, вождь племени будет недоволен, узнав, что Белый Лось потерял часть драгоценного груза и людей. Аскольд обдумывал, какие последствия ждут старика, и чем все закончится в деревне, когда их отряд медленно втянулся в ущелье, и ехавший впереди разведчик вдруг остановился, спрыгнул с коня и повел его на поводу, крутя головой, словно принюхиваясь.

По команде Белого Лося замерли остальные. На небе далеко впереди внезапно полыхнул белый отсвет, будто сверкнула зарница. Дикий Сокол обернулся к старику и по кивку устремился вслед за разведчиком. Аскольд почувствовал себя очень неуютно — безоружный, под нависшими скалами… Видимо, Чарли интуитивно ощутил то же самое, шагнул ближе и машинально взял его за руку от волнения. Сейчас они неплохая мишень для притаившихся в засаде полицейских или стаи волков, окажись те у выхода из ущелья. В узком месте всегда трудно вести бой. К тому же Луна, как назло, светит почти в лицо, лишая всякого преимущества…



Петр Крамер (Peter Kramer)

Отредактировано: 27.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться