Дыхание Льда (стимган. Том 2)

Размер шрифта: - +

Глава 7. Железные монстры апокалипсиса

Рыжий наемник с крючковатым носом, который недавно избивал Еву, вскинул голову, и пуля вошла ему точно в лоб.

Один есть! Аскольд спрыгнул на мостки уровнем ниже и чуть не сорвался — от резкого движения плечо отозвалось жгучей болью, перед глазами ворохом рассыпались яркие светлячки. А когда прояснилось, пришлось спешно пригнуться, иначе было не увернуться от взмахнувшего спицей-электродом сварщика в выпуклых круглых очках, кинувшегося навстречу.

Уходя от удара, Аскольд крутанулся на месте, оказавшись к противнику спиной, вскинул руку за голову. Электрод лязгнул по металлической опоре, возведенных вдоль стены мостков, с треском высек искру. Револьвер оглушительно громыхнул над правым ухом — выстрел был на удачу, но пуля угодила в цель.

Когда Аскольд распрямился — сварщик заваливался в просвет между опорами. На оголенном участке его шеи из пулевого отверстия толчками вытекала кровь. В матовых стеклах очков отражался безжизненный свет развешенных над мостками ламп.

Досмотреть, куда именно упал покойник, не дали громкие выкрики и топот ног. Из дверного проема в стене, один за другим, начали появляться крепкие мужчины с ружьями наперевес. До них было далеко, но достаточно точного выстрела и беглецу — конец.

Под ногами в клубах пара над озером, едва виднелись буровая вышка и выпиравшей из воды широкий срез трубы. Справа от них возвышался башенный кран. За наклонными стеклами на фронтоне кабины маячил белобрысый наемник, один из братьев-близнецов, включенный Аскольдом в список намеченных жертв. Наемник двигал рычаги, сосредоточенно глядя перед собой на трос под стрелой, где была подвешена большая глубокая корзина с блестящими бочками, и будто не замечал творившегося под боком.

Аскольд сунул револьвер за пояс, ухватился за обжигающую холодом опору и съехал по ней на железную горизонтальную балку, торчавшую из стены. Не раздумывая, кинулся по балке к решетчатому стволу башенного крана. За спиной загремели выстрелы.

Туман, клубившийся над озером, и рассеянный свет ламп мешали наемникам нормально прицелиться. Пули звонко ударяли в металл в опасной близости от беглеца. Аскольд, покачиваясь, переместился по балке к крану и пролез между наклонными перекладинами, оказавшись напротив крутой короткой лестницы в кабину.

Где-то глубоко в сознании шевельнулась мысль, почему белобрысый крановщик так спокоен и даже не выглянул наружу? Но стремление, скорее попасть наверх, и спешившие по пятам стрелки, заставили отмахнуться от нее. Он рванул на себя дверь, намереваясь следующим движением достать из-за пояса револьвер, но в проеме возник крановщик с ружьем, а может быть, его брат-близнец, прятавшийся за простенком. Длинный ствол ружья скакнул навстречу, метя в грудь…

Аскольд как держался за ручку раскрываемой двери, так и продолжил движение, шагнув в сторону. Ноги провалились в пустоту сбегавшего вниз колодца, мигом вспотевшая ладонь едва не соскользнула с дверной рукояти.

Белобрысый, не встретив преграды, сдавленно вскрикнул, смещаясь по инерции вперед. В отчаянии вдавил спусковой крючок — ружье плюнуло огнем мимо цели, и наемник выпал из проема, выпустив оружие. Рывком он все-таки сумел развернуться в воздухе, выбросив руку в сторону Аскольда, но тело уже миновало точку невозврата, и белобрысый, выкатив глаза, с воплем рухнул в колодец. Задев ногами последнюю ступеньку, он сложился пополам, угодив спиной в раскрытый на лестничной площадке люк, кувырнулся в воздухе, полетев дальше, приложился плечом и головой о перекладины сбоку, и с гулким дребезжащим звуком приземлился на следующей площадке почти у воды, не подавая признаков жизни.

Второй есть!

Аскольд напрягся изо всех сил — в распоряжении была одна рука, другая постоянно напоминала о себе приступами боли при резких движениях. Он дернулся, зажмурившись на миг, скрежетнул зубами и зацепился носком за ступеньку. Немного подтянувшись, сместился на лестницу целиком, и только тогда сунулся в кабину.

— Na, Henry, kann unser russischer Freund fliegen?* — не поворачивая головы, произнес сидевший за рычагами брат покойного.

— Научись для начала сам!

Забыв про боль, Аскольд сграбастал крановщика за ворот, выдернул из кресла и, когда белобрысый развернулся, влепил ему от души кулаком в челюсть.

 

* — Ну что, Генри, наш русский друг умеет летать?

 

Вдребезги разлетелись стекла на фронтоне кабины, наемник истошно закричал, но вопль его почти мгновенно стих, стоило телу скрыться в облаке пара. Снизу донесся едва слышный всплеск…

Все, с этой троицей он в расчете. Аскольд захлопнул дверь, лязгнул задвижкой и опустился в кресло крановщика.

В лагере на берегу замерли люди. Охранники и невольники смешались в толпу. Все стояли, задрав головы, наблюдая за происходящим наверху. И никто не обратил внимание на две фигурки, тихо выскользнувшие из дверей в основании драги, устремившихся в направлении гаража для аэросаней.

Аскольд пару мгновений боролся с накатившей от боли и резких движений тошнотой, одновременно пытаясь высмотреть среди невольников Белого Лося. Но с высоты узнать кого-либо было невозможно. Поэтому он поспешно дернул наугад один из рычагов — тележка с подвешенным под ней на тросе грузом быстро поползла по стреле в сторону кабины. Тогда он потянул за соседний рычаг — и кран начал поворачиваться в сторону драги.



Петр Крамер (Peter Kramer)

Отредактировано: 27.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться