Дыхание Льда (стимган. Том 2)

Размер шрифта: - +

Эпилог

Утром светило солнце. Но холодный ветер, задувавший с моря, остался. Ева с Аскольдом отправились в порт на таксо, хотя хозяин гостиницы предлагал воспользоваться своим личным фаэтоном. Только они решили не злоупотреблять гостеприимством — роскошный номер, одежда, деньги… и без того серьезный перебор. Так, по крайней мере, считал Аскольд. Ева не стала с ним спорить: на таксо, так на таксо.

С утра они и словом почти не обмолвились. Каждый за завтраком молчал о своем, потом ехали в порт, поглядывая через окна авто на улицы. Правда, оба держались за руки. Аскольд прекрасно чувствовал по холодным пальцам Евы, как она волнуется…

Да, есть о чем, предстоит сложный выбор. Обоим. Все решится перед посадкой.

Он повернулся к ней. Ева тоже отвлеклась от окна, слабо улыбнулась.

— Хорошая погода, — заметил Аскольд. — Солнечно.

— Да, только ветер холодный.

Дежурные фразы — он тоже улыбнулся в ответ.

Заехав на стоянку, шофер остановил авто и выскочил наружу, любезно распахнув дверцу в пассажирский салон.

Ну вот и настал решающий момент. Аскольд помог Еве выбраться на улицу, рассчитался с шофером, поблагодарил и направился к причалу, где толпились люди.

— Столько путешествуешь и всегда налегке, — зачем-то сказала она. — Странно, неправда ли?

— Да. — Он кивнул подходя к будке контролера, за которой виднелись сходни. — Ты тоже.

Рука скользнула в карман пиджака, где лежали два билета. Потянула один. Пальцы слабо затрепетали, перебирая края плотных картонных прямоугольников…

— Хочешь, поедем вместе? — сказали оба одновременно и замерли, удивленно глядя друг на друга.

Кто-то вежливо попросил Еву посторониться. Аскольда задели плечом. Он привлек ее к себе — пусть делают замечания. Пусть смотрят.

— Едем!

Кивнул и горячо поцеловал ее.

Их снова кто-то зацепил, протискиваясь сквозь толпу к причалу. Ева чуть не подпрыгнула, когда тяжелым чемоданом случайно заехали по ноге. И Аскольд, воспользовавшись моментом достал из кармана билеты.

— Так ты заранее купил два? — воскликнула она, но в голосе не было и нотки возмущения, возможно, лишь легкий намек на упрек.

Ее глаза радостно блестели. Она легонько ткнула кулачком Аскольда в бок.

— И все это время раздумывал, предложить поехать вместе или нет?

— Ну ты же лазила ко мне в карман, когда я спал, — парировал он.

— А ты не спал?

— Я спал.

— Нет.

— Да.

— Следил!

— Отдыхая, наблюдал.

— Ах ты…

Ева вновь хотела сблизиться для поцелуя, но тактичный предупредительный кашель у нее за спиной и в миг изменившееся лицо Аскольда заставили остановиться.

— Простите, молодые люди, что прерываю в столь интимный момент…

Ева обернулась.

— Здравствуйте, Карл Модестович, — сказал Аскольд и протянул руку пожилому полноватому джентльмену с широким открытым лицом и добрыми глазами. — Прошу знакомиться, — он повернулся к Еве и представил: — Карл Модестович Вязовский, главный торговый представитель Российской Империи в Европе. Мой давний добрый знакомый.

— Ева фон Мендель, — она обозначила книксен и подала ему руку, которой Вязовский, слегка склонившись, непринужденно коснулся губами.

— Рад знакомству, баронесса. И еще раз, прошу прощения за беспокойство…

— Ну что вы, господин главный торговый представитель, — хитро улыбнулась Ева. — Какое может быть беспокойство, когда два давних знакомых встретились на краю света.

Аскольд нервно кашлянул. Взгляд Вязовского на миг сделался строгим, метнувшись в его сторону.

— Да уж… — протянул Карл Модестович. — Путешествие обещает быть волнительным.

— Как, вы тоже отправляетесь в Европу? — явно наигранно удивилась Ева, и Аскольду пришлось ее легонько ущипнуть.

— Да, сударыня. Волею судьбы, следую обратно в Россию. Вот увидел Аскольда Ильича и решил подойти, справиться, все ли у него в порядке? — В голосе Вязовского прорезались железные нотки. — Не собирается ли заглянуть в диппредставительство? А то, знаете ли, весь консульский отдел на ушах, ищет Пантелеева. А он с барышнями у причала милуется, собираясь отплыть круизёром в Европу.

— Простите, Карл Модестович, — Аскольд подобрался, чуть не вытянувшись в струну.

— Бросьте, не на параде, — одернул тот.

Пароход издал глубокий длинный гудок, и все трое повернулись к сходням.



Петр Крамер (Peter Kramer)

Отредактировано: 27.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться