Дыхание Велеса

Font size: - +

Глава 31. Анника

 

Наши дни.

 

Видели бы вы глаза Макса, когда в его дом ввалилась вся наша компания: шесть человек, перепачканных землёй и кровью, с бледными лицами и дрожащими руками - эхом недавно пережитого ужаса.

- Проходите, - ошеломлённо пробормотал мой старый друг, остановив взгляд на Аннике – она лежала у меня на руках, прикрытая одной ветровкой. – И не шумите – мать в соседней комнате спит.

- Макс, у тебя клеёнка есть? – стуча зубами, спросил я. - Её надо уложить на кровать и промыть раны.

Он покачал головой:

- Столько кровищи - её бы в ванную лучше. Она жива вообще?

- Да. Только без сознания.

- Жутковато выглядит... Может скорую вызвать? Пока не поздно.

- Нет, нельзя, - запротестовал я, хотя ответ дался мне с большим усилием. - Я тебе после всё объясню. Попытаюсь – во всяком случае. Если что-то случится… - тут я невольно запнулся, - всю ответственность возьму на себя, не переживай.

- Как скажешь, - усмехнулся он. – Ладно, потащили её в ванную. Я тебе помогу. – И увидев, что я заколебался, добавил: - Ну, что я, в самом деле – голых женщин никогда не видел?

Пока мы смывали кровь и обматывали раны Анники бинтами, она пришла в себя. Окинула нас с Максом мутным взглядом и прошептала:

- Мне нужно мясо... сырое...

Друг посмотрел на меня так, будто видел впервые.

- Чего ей надо?

- Она хочет сырого мяса, - отозвался я. – У тебя есть?

- В морозилке, - растерянно пробормотал Макс.

- Я тебя прошу – достань его, положи в раковину под струю тёплой воды и пусть пока размораживается.

Он ответил: "Ладно", - пожал плечами и ушёл. Когда вернулся, доложил обстановку:

- Женщина с девчонками спят, как убитые. А следователь, кажись, вообще – того. - С этими словами Макс покрутил пальцем у виска. – Сидит, как зомби – от его вида прямо жуть берёт! Чего с ним делать-то?

- Я не знаю, дружище. У меня сейчас крыша едет... и бинты закончились. У тебя есть чистая простыня? Обещаю, через пару дней все возмещу.

- Я тебя умоляю, Раф, - Макс даже поморщился. – Что мне - тряпок для такого дела жалко?

Наконец, Аннику запеленали, словно египетскую мумию, и перенесли на диван. Мясо до конца ещё не разморозилось, но я наспех покромсал его ножом и, стараясь не смотреть на процесс поглощения пищи, стал подносить ко рту возлюбленной ещё холодные куски. Когда килограммовый окорок закончился, я вытер ей губы салфеткой и заметил, что выглядеть она стала гораздо лучше: глаза заблестели, щёки потеряли мертвенную бледность, окрасившись лёгким румянцем. Да и кровь уже не сочилась сквозь бинты. Невероятно! Но всё же, она была ещё очень слаба и вскоре уснула.

Не помню, в какой момент меня вырубило, но проснулся я от звука работающего телевизора. Судя по освещённости комнаты – день находился в самом разгаре, но Анника, Нина и дети крепко спали. Макс, похоже, перебрался в комнату матери. А Грачёв? Я повернул голову, щурясь от света, пробивавшегося сквозь тонкие занавески, и увидел его с телевизионным пультом в руке. Он сидел на краю табурета, наклонившись вперёд, и нажимал на кнопки переключения каналов. Взгляд его показался мне вполне осмысленным, и я вздохнул с облегчением. Послышался довольно бодрый голос диктора, который начал рассказывать о криминальных происшествиях за минувшие сутки. Ни одного упоминания о жутком ночном убийстве не прозвучало.

- Так, я поехал, - пробормотал Грачёв – его глаза горели решимостью.

Он выключил телевизор, поднялся и резво направился в сторону уборной, чуть не столкнувшись с матерью Макса – она как раз выходила из кухни.

- Доброе утро, - дежурно приветствовал её следователь, проскользнул в ванную и запер дверь на щеколду.

- Здрасти-здрасти, - как ни в чём не бывало отозвалась женщина, и тут заметила меня, – я как раз выглянул в коридор: - Смотрю, вы хорошо погуляли этой ночью, Рафаэль. Приоткрыла дверь в вашу комнату, пока вы спали – ба! Даже женщину с детями зачем-то приволокли. – И тут же сменив тему, поинтересовалась: - Ты когда же приехал?

Несмотря на то, что мама моего друга к нестандартным ситуациям относилась с пониманием, в этот раз я почувствовал некоторую неловкость:

- Вчера, Светлана Васильевна... Вы не волнуйтесь - мы скоро уйдём. Так уж вышло – пришлось к вам нагрянуть среди ночи. Макс тут не виноват.

- Он никогда не виноват, - усмехнулась женщина. – Ладно, как народ проснётся, свистай всех на кухню. Я сейчас на работу ухожу, так что прислужить вам не смогу. Что сами найдёте, то и ешьте.

Я поблагодарил Светлану Васильевну, и она, заглянув в зеркало и убедившись, что с её макияжем всё в порядке, ушла. Вскоре, из ванной выскочил Грачёв. Он тут же проследовал к входной двери, отыскал свои ботинки и принялся обуваться.

- Что нам делать? – хмуро поинтересовался я.

- Ничего. Это мои проблемы.

- Хотите уничтожить улики?

- Ты что-то имеешь против? Хочешь таскаться по судам из-за этого ублюдка? Он получил то, что заслуживал.

- Нет – я не против. А Нина? Ведь получается, что у неё муж бесследно исчез. Ей же придется заявление в милицию подавать, иначе - могут заподозрить.

- А я тебе кто – не милиция? Подаст, когда я скажу. Например, через пару недель – в самый раз. Скажет, что поругалась с мужем, тот пообещал развестись и, хлопнув дверью, ушёл из дома. Куда, к кому – неизвестно. Мало ли? Подобных историй – пруд пруди. А я сделаю так, что дело о пропаже её дорогого Коленьки поручат мне. Допрашивать тоже я её буду. Так что - не переживай, Ромец.

- А патроны? Они ж у вас подотчётные.



Вадим Ильрай

Edited: 05.10.2017

Add to Library


Complain