Дыхание Велеса

Font size: - +

Эпилог

 

Как-то раз, по прошествии нескольких лет, карман моего пиджака задребезжал телефонным звонком. Я уже знал, кто это.

- Алло! Здорово, Макс! Рад тебя слышать!

- Раф, напомни: когда у тебя выставка?

- 15-го, ровно через неделю.

- В Питере?

- Да. И отговорки не принимаются – я тебя жду.

- Хорошо, буду. Я слышал, ты забросил славянскую тему, и теперь малюешь кавказские горы, какие-то кишлаки, чабанов с отарами. Ты чего – рехнулся?

Я расхохотался:

- Макс, жизнь ведь не стоит на месте. Пока есть возможность, хочется всё попробовать.

- Понятно! Вот до чего доводит человека тонкая творческая натура – никакого постоянства. А ты сам-то где?

- Я сейчас в аэропорту, в Казани. Скоро вылетаю в Пензу.

- И чего ты там забыл, в Казани?

- Да так… армейского товарища навещал. Давно уже хотел, и вот, наконец, решился.

- А, понял, о ком ты, - голос Макса посерьёзнел. - Как его звали? Муха?

- Ильшат Мухаметзянов.

- Ну, это хорошее дело, Раф – хорошее. Ладно, последний вопрос…

- Обычно у тебя их два.

- Не перебивай. Как там Анника? Ответишь - и можно будет смело прощаться – поеду костюм покупать. Ведь не куда-то там еду – в культурную столицу!

Я усмехнулся – любит мой друг повыделываться:

- У неё всё хорошо. Сначала не хотела ехать со мной в Питер – она терпеть не может такое  количество народа. Но, молодец – держится. Я обещал, что сниму частный дом где-нибудь в области, рядом с лесом.

- Понятно. А что насчёт охоты – приедешь как-нибудь? У нас тут очередной волк объявился.

- Ты иронизируешь?

- Что ты, нет!

- Я больше не буду охотиться.

-  Вот те на! А ружьё куда денешь?

 - В милицию сдам... Слушай, дружище, – посадку объявляют. Я побежал. Пока! До встречи!

- Пока, Раф.

Я хотел бы, чтобы наша многовековая история на этом и закончилась, но судьба распорядилась иначе. После выставки в Санкт-Петербурге я и Анника вернулись в Пензу. Туда же я звал и Макса: уговаривал переехать, но он заявил, что родной Котов ни на что не променяет. Легче переупрямить осла, чем его, и я махнул рукой. Жизнь снова потекла по размеренному руслу. Вскоре я окончательно переехал жить к Аннике. Деревенские мужики под руководством деда Семёна сварганили пристройку к дому – светлую, просторную – провели туда отопление, и теперь я заполучил собственную мастерскую прямо посреди леса. Но, иногда, на выходные, мы всё же выбирались в Пензу.

И вот однажды, прогуливаясь тёплым летним вечером по набережной Суры, мы повстречали моего знакомого – профессора истории. Я поздоровался, не очень-то надеясь, что он меня вспомнит. Но, нет – вспомнил и даже обрадовался:

- А, Роман! Здравствуйте! Как приятно вас видеть, да ещё со столь очаровательной дамой.

- Знакомьтесь – это Анника, моя жена. А это Александр Афанасьевич - я тебе о нём рассказывал. Это он раскопал летопись о Далеборе.

- Любопытно, - отозвалась любимая.

- Совершенно с вами согласен, - оживился профессор, - и глаза его забегали под очками, не зная, на ком остановиться – на мне или Аннике. В конце концов, они замерли на ней. – Простите за навязчивость, но если вам и впрямь интересно, я могу рассказать ещё кое о чём. Надеюсь, вы не против?

- Конечно, нет! – в голос ответили мы.

- Вот и хорошо… Прекрасный вечер, не правда ли? – он улыбнулся, но мне почему-то показалось, что в его взгляде промелькнула печаль. Чуть позже я узнал, что у него недавно умерла жена, и на свете он остался совсем один. – Так вот: раскопки на городище Ольхов продолжились и подарили нам ещё несколько ценных находок. Одна из них: очередная рукопись отца Александра – настоятеля мужской обители. В ней он описывает жизнь удельного князя – Мстислава Изяславича, у которого имелось два сына – Олег, и уже знакомый нам Далебор. Оба погибли, сражаясь друг с другом где-то в землях Мордовии. Такие были времена - междоусобица, знаете ли…Простите, вам плохо?

Я посмотрел на Аннику – её лицо побелело.

- Нет-нет, - поспешно проговорила она, - пожалуйста, продолжайте. Со мной так бывает, ничего страшного.

Профессор перевёл на меня несколько встревоженный взгляд, но я приобнял супругу, ободряюще улыбнулся, и он, продолжил:

- Так вот: незадолго до этих трагических событий Олега хотели женить на некой Феодоре, упоминаемой в летописи, как боярская дочь, но после гибели княжича, на ней женился его отец – Мстислав Изяславич. Очевидно, он нуждался в наследниках, но, к сожалению, так их и не дождался. У границ Руси объявились войска Джэбэ и Субэдэя – полководцев Чингисхана. Они шли на половцев, вытесняя их из степи, и те обратились за помощью к русским князьям. В 1223 году Мстислав отправился с дружиной в поход и принял участие в сражении на Калке. Там он и пал в бою. В его отсутствие новоиспечённая княгиня Феодора так разгневала смердов и бояр, что взбунтовавшаяся толпа растерзала её прямо на площади. В руки мятежников попала и верная служанка Феодоры – Аграппа. Не знаю: просили её или нет, но она взяла, да и выдала с перепуга всю подноготную о своей госпоже. Тут-то и всплыла одна любопытная история. Оказывается, у княжича Олега имелась возлюбленная из крестьянской семьи. Само собой – при дворе этой связи всячески противились, и желали, чтобы княжной стала Феодора. Но Олег заартачился, пошёл против отцовой воли. И тогда Феодора решила извести соперницу. Когда Олег отправился в поход на своего брата – Далебора, она подговорила половцев, и те похитили несчастную девушку. Мало того, Феодора перехватила письмо, которое Олег послал своей любимой, и подменила его.



Вадим Ильрай

Edited: 05.10.2017

Add to Library


Complain