Дымыч

Размер шрифта: - +

История вторая

Дымычу стало жарко. Он, как прежде, сидел в тени яблони, свесившей тяжелые от плодов ветви. На неокрашенных досках столика лежали два кисета из темно-синей материи и трубка. Взгляд Дымыча блуждал по этим трем предметам. Он даже не заметил приближения Марии с двумя большими чашками чая.

– Что-то я, как барышня между двумя женихами, выбрать не могу, – горестно вздохнул он, когда услышал тихое: «Будь здоров, Дымыч».

Мария усмехнулась и присела на лавочку рядом с Дымычем, подтолкнув к нему большую чашку с красным цветком на боку и расположив на столе тарелку со свежеиспеченным печеньем.

– Да уж какое там, Дымыч, – махнула на него аккуратной ладошкой Мария. – Тут, поди, одного удержи около себя, а ты среди двух говоришь. Какая-то необыкновенная у тебя девица выходит.

Дымыч смерил Марию взглядом светлых глаз и решительно взял правый кисет.

– Девица моя имеет прототип реальный, Матрена, – уверенно сообщил Дымыч, набивая трубку. – То, что необычная она, так это целая история есть в ее жизни. Я бы тебе поведал, да вот окончания не знаю.

Сорвавшееся с дерева яблоко стукнуло о стол, будто ставя точку. Но Мария решительно сунула упавший плод в карман и заявила:

– А ты без конца поведай. Может, сами додумаем.

Подтянувшиеся соседи закивали головами в поддержку требования Марии. Солнце уже пробивалось сквозь листву, играя по округе яркими пятнами. Собравшиеся усаживались в кружок на принесенные табуретки или прямо на пожухлую траву. Места занимались так, чтобы хорошо видеть Дымыча в черной футболке с надписью: «Evil» в левой верхней ее части. Сам же владелец новенькой молодежной вещицы сосредоточенно раскуривал трубку. Это было верным признаком того, что рассказ все-таки будет.

– Только не вздумайте потом требовать, чтобы я вам окончание этой истории придумывал, – пыхнув дымком, предупредил Дымыч. – Для самого загадка осталась. Ну, коль такие любопытные, получите ее теперь на весь коллектив.

Мария пододвинула тарелку с печеньем поближе к рассказчику и, опершись локтями о стол, приготовилась слушать. Впрочем, все вели себя так же, поерзав на местах.

– Было это давно. Я тогда подрабатывал в одной столичной конторе. Не было у меня там ни особой должности, ни денег великих, хотя офис был престижный по тем временам. Вся атрибутика красивой жизни там имелась. Кабинеты с блестящими табличками, техника вся электронная, что тогда еще в диковинку была. Секретарши длинноногие у начальников, тыкающие на кнопочки селекторов пальчиками с ярким маникюром. В общем, все было в лучших традициях жизнедеятельности тогдашних контор, но речь тут совсем не об этом.

Дымок от трубки Дымыча сегодня был игриво сладковатый, будто с привкусом ванили. Манил, заигрывал с обонянием слушателей.

– Как клерк я был не слишком полезен, зато моя большая практика в ремонтах и шабашках строительных тут сгодилась в самый раз. Развила она во мне смекалку хитрую, – Дымыч даже слегка сощурился от таких воспоминаний. – Как что-нибудь сломается, так сразу меня зовут. За то и держали. Розетки, чайники, замки, даже застрявшая в ксероксе бумага – все моя епархия, расправлялся с нею очень быстро. Вот и полюбили меня женщины на чаек приглашать с печеньем. Поговорить, душу излить, как лучшему другу. Но особо мне нравилось к одной ходить…

Рыжий Пашка громко хохотнул. Хотя и пихнули его локтем под бок, но все-таки причину своего веселья он выложил громко и задиристо:

– Дымыч, на обедик ходил? Стресс снять? Расслабиться?

Дымыч приподнял бровь, разглядывая Пашку с недобрым огоньком во взгляде.

– Пашка, вот понимаю я теперь, отчего у тебя успеха нет у женщин, – заметил Дымыч, указывая мундштуком трубки на Пашку. – Чтоб ты совсем радости от общения с прекрасным полом не утратил, скажу тебе один секрет: даже если женщина тебе давно покорилась, не должен ты никоим образом показывать этого факта, ибо рушишь этим ты ее неприступность. Она и сама знает, когда явить миру свою покорность избраннику.

Дымыч выпустил большое пушистое облако дыма и отвернулся от Пашки.

– Отвлекся я тут, молодежь воспитывая… – вздохнул он. – Молодая женщина, которую я так старательно пытался видеть чаще, была умна и красива, как богиня. Что греха таить, был я, как многие, в нее влюблен по-юношески. Однако, вопреки всем нашим чаяниям, ничего ни одному из нас не светило. Была она уже в ту пору замужем года три как. Вот незадача…

Дымыч, видимо, от переживаний прикрылся продолжительной затяжкой. Так мощно он задействовал свои легкие, что из трубки аж искры посыпались.

– Стройна, с ангельским голоском, всегда ровна в общении со всеми, никогда не повышала голос. Думал я, что все у нее в порядке до определенного момента, пока как-то не разговорились мы после пары бокалов шампанского на корпоративе. И тут поведала она мне историю свою, что не на шутку меня удивила. Оказывается, есть у нее в жизни мечта одна несбыточная: вернуться в прошлое да поменять кое-что. Касалось это того момента, когда меж двух одного надо было выбрать. Не стану я делиться секретами ее жизни. Да вот разочаровалась она в своем муже сильно, что ни дать, ни взять…

Дымыч опять затянулся и несколько секунд молчал, прежде чем продолжить, но даже Пашка не решился его потревожить в этом состоянии. Лицо Дымыча вдруг приобрело такое нежное и удивительно приятное выражение, что все мимо воли им любовались в тишине.

– Была верна моя собеседница и предана супругу, просто на удивление. Но сквозило в ее рассказе великое женское разочарование, что так быстро заставляет женщин стареть и злыми становиться. Мне так этот рассказ в душу запал, что не мог я не думать об этом. Боялся, что наш Ангел в демонессу превратится с этой вот бедой. Уж очень не хотелось услышать из ее уст: «Мужики эти, сволочи…»



Дмитрий Фантаст

Отредактировано: 13.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: