Дымыч

Размер шрифта: - +

История шестая

Дымыч ремонтировал старый электрочайник. Вернее сказать, это было похоже на колдовство. Чайник был дорог Марии, и хоть находился уже в ранге раритета, но продолжал по утрам задиристо закипать, пуская струю пара в потолок блестящим алюминиевым носиком. У него не было всех преимуществ современных электроприборов, но было что-то особенное, что заставило Марию расстроиться при его поломке, а Дымыча – взяться за ремонт. За что он был незамедлительно вознагражден чашкой крепкого кофе и еще теплым печеньем.

– Дымыч, вот такая я растяпа, – сокрушалась Мария. – За что ни возьмусь – аль вдребезги, аль напополам. Ты не сердись, что занимаю твое время этим вот хламом. Люблю его, не знаю, за что…

– Что ты, Мария, – усмехнулся в бороду Дымыч. – Мы сроднились с ним. Он непременно будет работать. В его железо впитан один замечательный принцип, которым сбалансирована вся жизнь вокруг.

– Это что ж за принцип такой, Дымыч? Крушить и ломать? – усмехнулась Мария.

Дымыч торжественно поднял указательный палец вверх, придав своей фигуре торжественности, а лицу – таинственности.

– Расскажу тебе одну историю. Она в тебе уже ничего не поменяет, но станешь ты чуточку внимательнее оценивать все, что с тобой происходит.

 

– Было это давно. Сейчас я уже и сам с печалью признаю, насколько давно... Тогда я влюблялся, не обращая внимания на недостатки, не спал по нескольку ночей кряду и даже пробовал писать стихи. Была у меня одна знакомая. С виду очень симпатичная девушка, а по историям, происходящим с ней, – настоящая катастрофа локального масштаба.

Мария удивленно приподняла бровь, бросив короткий понимающий взгляд на Дымыча. Тот степенно отложил в сторонку чайник, на шнуре которого красовалась новая синяя изолента – атрибут универсального ремонта любых электроприборов.

– Не везло девушке просто самым удивительным образом. Те вещи, которые для остальных хоть и представляют угрозу, но не катастрофичны, становились для нее неизбежным бедствием. Если есть по дороге канализационная решетка, то, как пить дать, там останется ее каблучок или упадут в недра канализации очень важные вещи.

Дымыч вздохнул, доставая кисет и трубку. Чайник поблескивал поверхностью под лучами летнего солнца, пробивающегося сквозь листву. Мария же с интересом наблюдала за руками Дымыча, который ловким привычным движением набивал трубку.

– Не могу назвать это законом, но была в тех бедах особенная периодичность. Все они случались в важные моменты. Вот соберется она на свидание, а тут кто-то перила покрасил... Лучшее платье пострадало, свидание не состоялось по причине душевного расстройства. Или вот на собеседование приоденется. Стиль деловой, красавица! А тут ключи от машины нырнут в ливневку. Беда и расстройство… Ни свидания с

симпатичным плейбоем, ни работы в престижном офисе никак не выходило у нее толком.

 

Мария понимающе вздохнула. Ну, у кого не бывало?

– Да, знакомо всем такое, – подмигнул Марии Дымыч. – Ругает невезение каждый по-своему, да суть одна. А тем временем никто и не задумывался: что это невезение меняет в нашей жизни? Да кто будет разбираться. Живет себе девушка, которая едва ли осознает, что красива настоящей женской красотой, а в душе остается девчонкой-школьницей. И тем притягательнее она выглядит со стороны, когда зачитывается книгой или вдруг мечтательно склоняет голову.

Дымыч выпустил облачко дыма, так неожиданно пахнущее чайной розой, что Мария даже поглубже втянула носом воздух, побоявшись, что ошибается. Нет, обоняние ее не обмануло, запах был настолько реалистичным, что казалось, будто в пальцах она удерживает нежный бутон с кремовыми лепестками из своего палисадника.

– Вот такая она была, и такие у нее были обычные неприятности. И уживалась она с этими неприятностями довольно легко, посмеиваясь над собой и своими бедами с подругами. И беда казалась бедой только в тот самый момент, когда все происходило. После же она глядела на произошедшее с улыбкой. Да кто бы стал оценивать, куда эта цепочка событий привела ее? Но работать устроилась она в одну пыльную конторку с стервозной начальницей отдела, а последнему пригласившему ее на свидание парню пришлось отказать, потому что на улице зарядил проливной дождь, и ни о какой прогулке по парку речи идти не могло. И было у нее такое подозрение, что новый знакомец потащит ее куда-то под крышу. Вот это подозрение и портило ей настроение…

 

Дымыч немного задумался, будто вспоминая что-то важное. В рассказе повисла небольшая пауза, совершенно не портя самого повествования, но добавляя интриги в кульминации.

– И мечтала девчонка не о том вовсе. Вот сидит, бывало, за столом на работе, глядит в окно, а перед глазами у нее – открытая веранда домика на берегу моря. Да так реально она себе это представляет, что даже легкий бриз по щекам чувствует. Замечтается, получит очередную выволочку от начальницы, опять расстроится и идет домой пешком, пытаясь отвлечься от неприятных мыслей. В хорошую погоду было так часто. Ну что может быть лучше, чем помечтать на ходу, да оторваться от пыльной и скучной земли в самую синеву фантазий?

Мария улыбнулась, потупив глаза в стол, разглядывая замысловатый рисунок колец потертой деревянной доски.

– И вот удивительный момент. В эти минуты происходящие с ней мелкие неприятности казались чьим-то особым замыслом. То ли под летний дождик попала, то ли столкнулась в задумчивости с кем-нибудь… Все то мгновенно становилось частью ее фантазий. Укладывалось особым образом в

мысли, как не бывало никогда в той жизни, от которой она уходила в такие вот пешие прогулки. И гуляла бы она так часами, до самой невероятной усталости, до вечерней прохлады, что заставляла ее поежиться.



Дмитрий Фантаст

Отредактировано: 13.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: